Недобрый сказочник (bormor) wrote,
Недобрый сказочник
bormor

Немного о себе.

Я взрослел в советской школе, где меня не любили и подтверждали свою нелюбовь ежедневным мордобоем. Меня били, а я взрослел.
Я взрослел, когда вскакивал по ночам и на цыпочках крался в соседнюю комнату - чтобы услышать бабушкно дыхание и убедиться, что все в порядке, все как всегда. Потом я взрослел, когда слушать стало некого.
Я взрослел, когда встречал на улице вчерашних одноклассниц с колясками. Я взрослел, когда моя бывшая соседка по парте стала офицером милиции, в отделе по борьбе с преступностью. Она рассказывала мне о своей работе, а я взрослел.
Я взрослел, когда ждал вместе со всей семьей то погромов, то войны.
Я взрослел, узнавая, что мои друзья разводятся, слепнут или умирают от лейкемии.
Я взрослел, женившись, и взрослел, с удивлением держа на руках новорожденных детей.
Перемещаясь в пространстве - незначительно, и во времени - ого-го как, я взрослел.
Да так и не повзрослел...
Subscribe

  • (без темы)

    У нас в лесу с недавних пор Организован птичий хор. В нём только лучшие певцы: Еноты, кролики, песцы. Солист, конечно же, медведь (Ему поди не дай…

  • (без темы)

    Мы бывали в таких походах, Что не очень-то и пройдёшь, Убивали таких уродов, Что дракон перед ними - вошь. Мы в воде ледяной не плачем, И в огне не…

  • (без темы)

    Я строю ковчег свой вот уже четвёртую сотню лет. Четыреста лет таскаю брёвна к нему на спине. А люди вокруг смеются. Потопа всё нет и нет. И даже…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 17 comments

  • (без темы)

    У нас в лесу с недавних пор Организован птичий хор. В нём только лучшие певцы: Еноты, кролики, песцы. Солист, конечно же, медведь (Ему поди не дай…

  • (без темы)

    Мы бывали в таких походах, Что не очень-то и пройдёшь, Убивали таких уродов, Что дракон перед ними - вошь. Мы в воде ледяной не плачем, И в огне не…

  • (без темы)

    Я строю ковчег свой вот уже четвёртую сотню лет. Четыреста лет таскаю брёвна к нему на спине. А люди вокруг смеются. Потопа всё нет и нет. И даже…