February 10th, 2007

Жрак

(no subject)

В одной семье родился волшебник. Уже будучи двух месяцев от роду он умел усилием мысли пододвигать к себе бутылочку и оживлять погремушки.
Приходящие знакомые и родственники умилялись и прочили малышу большое будущее.
-Ты только посмотри, какие у него смышленные глазки!- говорили они его матери.- И даже родинка особенная есть!
Мать кивала и гладила сына по головке.
Ребенок подрос и пошел в школу. На переменах нарушал дисциплину, летая по коридорам верхом на парте, а учился плохо.
-Ну зачем мне учить физику?- докзывал он своей матери.- Я же не собираюсь становиться физиком! Я хочу быть волшебником.
-Поговори мне еще!- одергивала его мать.- Садись и делай уроки. И пока все не сделаешь, чтоб никаких фокусов!
Ребенок закончил школу и пошел в институт. Медицинский.
-Это перспективная профессия!- убеждала его мать.- Врач всегда заработает себе на хлеб с маслом, а волшебство - вещь ненадежная. Все любят думать, что в них пропадает великий талант. А потом всю жизнь раскаиваются. Вот пошлют тебя по респределению в какую-нибудь деревню знахарем - тогда попомнишь мои слова. И вообще, медицинский - вот он, в двух кварталах от дома, а до волшебной академии три часа на маршрутке!
Ребенок послушался, он очень уважал свою мать.
Окончив институт, он устроился в столичную больницу хирургом, стал неплохо зарабатывать, женился и завел детей.
Детсвое увлечение колдовством он почти забросил - не пристало взрослому уважаемому человеку заниматься всякой несерьезной ерундой.
Разве что иногда, в кругу друзей, соглашался показать карточный фокус. Ну или кошку в попугая превратить.
Зато хирург он был действительно хороший. Волшебник просто!
Права была мать. Тысячу раз права!
psh

(no subject)

Лет 15-20 назад стал писать рассказ, да так и не дописал. Теперь уж тем более дописываьт не стану. А так, своими словами, расскажу.

Прилетела на Землю летающая тарелка. Тут же к ней направились самолеты-истребители, пресса, ученые - сфотографировать, исследовать, сбить, если что, пока не скрылась.
А она и не скрывается. Летает себе над лугом и деловито рисует на земле разные странные знаки: круги, линии, зигзаги... Причем невооруженным взглядом видно ,что в рисунках есть какая-то система и, наверное, заложен великий смысл - но ничего путного в голову не приходит.
А тарелка полетала-полетала, исчеркала весь луг и улетела.
Прошло некоторое время, дня два или три. Ученые бьются над расшифровкой линий, пока безрезультатно.
Тут астрономы засекают приближающийся к Земле рой - десятки кораблей самого разного вида, и летят на совершенно невообразимой скорости.
И сигнал тоже ловят, причем сразу на всех волнах, заглушает даже местные радиостанции. Очень мощный сигнал.
Вот его-то как-раз удалось частично расшифровать.
"Традиционный... каждые... лет... первой идет яхта с Альдебарана... осталось до финиша... примерно равны... зрители по всей Галактике..."
В общем, никто и не думал налаживать какой-то там контакт.
Просто в большой гонке космических яхт, проводимой каждую тысячу с чем-то лет, Земля случайно сыграла роль точки финиша. И все странные знаки на ней были обыкновенной разметкой для приземляющихся кораблей.
Заезд кончился, победителя поздравили и, не обращая внимания на столпившихся людей, улетели на свои небеса.
Всё.
Жрак

С чего все началось.

Жена однажды мне сказала: "Если ты такой умный, вот возьми и напиши сказку своим детям. А я к ней нарисую картинки."
Сказку я придумал, но записать поленился, а жена поленилась нарисовать, и так оно и пропало.
Зато с тех пор остановиться не могу.
А та, первая сказка, была примерно такая:

Жил-был на свете волшебник Шимахуз, который все делал только наполовину. Такой уж он был ленивый.
Начнет делать скатерть-самобранку - до второй перемены блюд дойдет, а про компот и закуски позабудет.
Станет превращать лягушку в принцессу - до половины превратит, а дальше так оставит.
И во всем так.
Поэтому люди к нему обращались очень редко, только в самом крайнем случае, да и то потом раскаивались.
А однажды пришел к волшебнику великан и закричал громким голосом:
-Не здесь ли живет волшебник Шимахуз? Шимахуз, волшебник, здесь живет?
Вышел к великану волшебник в одном тапочке и наполовину застегнутом халате.
-Ну, я волше... а что тако...?
-Я - великан Ждыдва. Ждыдва я, великан. Знаменит тем, что все делаю дважды. Два раза все делаю, и этим знаменит. Мне нужны, понимаешь, семимильные сапоги. Семимильные сапоги мне нужны, понимаешь?
-Понима...
-Они теперь в моду вошли, а у меня до сих пор километровые галоши. Километровые галоши у меня, у уже в моде семимильные сапоги. Вот ты мне их и сделай. Сделай мне их.
-Так ведь... только наполови...
-Ну да, я знаю. Знаю я. Ты сделаешь сапоги наполовину, а я зато шагну дважды. Я дважды шагну в сапогах, которые ты сделаешь наполовину. Как-раз один раз и получится, семь миль. Семь миль за один раз получится.
Так и порешили. Волшебник Шимахуз стал делать сапоги-скороходы, и сделал их, конечно, только наполовину. Надел сапоги великан, шагнул - и пропал из глаз.
А под вечер вернулся ползком, весь в грязи, в синяках и без сил.
-Ты что мне подсунул?- зарычал он на волшебника, едва переводя дух и даже забывая повторяться.- У тебя же не два полу-семимильных сапога получилось! У тебя же получился один семимильный сапог, и один простой! Это же мне пришлось вдогонку за своей правой ногой семь миль на одной ножке скакать! Да еще по камням, болотам и оврагам! Вот только дай мне отдышаться, я тебя в лепешку расшибу! Дважды!
Тут волшебник Шимахуз так испугался ,что безо всяких сапог-скороходов убежал за тридевять земель. И с тех пор, говорят, стал все дела делать не наполовину, а на целых семьдесят пять процентов.
А великан Ждыдва потом еще два месяца ходил еле-еле. Он так сбил себе ноги, что мог носить только мягкие стометровые тапочки. И говорить из-за одышки тоже стал медленно, вдумчиво, взвешивая каждое слово. За это другие великаны стали его считать солидным и здравомыслящим, и очень зауважали.