March 21st, 2008

я

(no subject)

Ну вот, дожили. Доработался до мастера. Сегодня на фабрике ко мне прицепили ученика, чтобы он научился работать так же хорошо, как я. Ну что вам сказать... Не приспособлен я быть преподавателем. Это же всё равно что объяснять основы хождения ногами - пусть даже не сороконожке, а другому человеку. Как я его научу? У меня просто получается - и всё тут. Чтобы уметь хорошо сверлить жемчуг, надо... ну, просто хорошо сверлить жемчуг. Вот жемчужина, вот сверло, берешь и сверлишь, что тут еще объяснять?
Если спроецировать это опять же на пример с хождением, то картина будет примерно такая:
-Правую ногу вперед.
-Я упаду!
-Не упадешь. Давай, поднимай правую ногу.
-Куда?
-Вверх, блин! Да не так, в колене сгибай.
-Я упаду.
-Не упадешь. Двигай ее вперед.
-Я упаду.
-Двигай вперед, говорю!
-Я уже падаю. Я не могу стоять на одной ноге.
-А ты не стой! Ты правую ногу вперед... Еще. Еще. Вперед, я сказал! Куда на место ставишь?
-Я поставил вперед.
-Нет, не поставил.
-Нет, поставил.
-Тогда левую двигай.
-А стоять на правой?
-Правой отталкивайся.
-Я упаду.
-Не упадешь.
-Упаду.
-Не упадешь.
-Нет, упаду!
-Ну так упадешь, черт с тобой. Опять попробуешь.
-Левую вперед?
-Да, левую.
-А правую куда?
-А правой отталкиваться.
-Ты же говорил, её вперед!
-Когда я это говорил?!
-Еще до левой. Ты говорил, правую поднять.
-Это было тогда. А теперь - левую.
-А правую куда тогда?
-Да никуда! Оставь ты в покое эту правую, ходи уже!
-Я упаду!
-Не упадешь.
-Ой, падаю!
-Не падаешь.
-Ой, опять падаю.
-Блин, да смотри ты на меня! Левой, правой, левой, правой, шаг а шагом, понял?
-Понял. Я так не смогу.
-Да почему, *?%**?!
-Я упаду.

Люди, ну ведь есть же на свете профессиональные учителя? Как они выдерживают? И ведь у них не один ученик, а штук сорок!
Жрак

Псявый бред

Федор Карлович поправил галстук и придирчиво оглядел себя в зеркале. Порядок.
Федор Карлович положил в карман расческу и ключи, взял со стола пакет с бутербродами и подошел к окну.
Федор Карлович распахнул окно, глубоко вдохнул свежий воздух, встал на подоконник и шагнул наружу.
Встречный ветер ударил ему в лицо, растрепал прическу. Федор Карлович поморщился.

-Вам помочь?- спросил жилец с 15 этажа, когда Федор Карлович пролетал мимо.
-А чем Вы можете мне помочь?- удивился Федор Карлович.
-Я могу протянуть Вам руку.
-Во мне 92 килограмма,- сказал Федор Карлович.-Вы меня не удержите. Еще и сами, чего доброго, упадете.
-Об этом я не подумал,- сказал жилец с 15 этажа.- А Вам точно ничего от меня не нужно?
-Нет, ничего. Но все-равно спасибо за дружеское участие.
-Да ну, что вы, какие пустяки. Зачем еще нужны соседи?

Двумя этажами ниже бабушка кормила внучку манной кашей.
-Ой, бабушка, смотри, Карлсон полетел!- засмеялась внучка, тыча пальчиком в окно.
-Это не Карлсон, это Федор Карлович с 16 этажа,- сказала бабушка.- Ешь, не отвлекайся.
-Слушайся бабушку,- подмигнул девочке Федор Карлович и полетел дальше.

-Вы вниз?- спросили на уровне 9 этажа.
-Да,- ответил Федор Карлович.
-Тогда передайте это, пожалуйста, на седьмой этаж, чтобы мне по лестнице не мотаться.
-Хорошо, я постараюсь.
-Спасибо.

На седьмом этаже окно было заперто. Федор Карлович постучал, потом еще раз постучал, потом просто забросил сверток в форточку. Он торопился.

На шестом этаже радостная девушка сунула ему в руки розу.
-Это Вам! Я сегодня всех-всех люблю! У меня такая радость, такая радость..!
-Я очень рад за Вас,- сказал Федор Карлович.- А что случилось?
-А это секрет,- заговорщицки улыбнулась девушка и поцеловала Федора Карловича в щеку.- Счастливого Вам пути!
-И Вам всего хорошего.

На пятом этаже по подоконнику прыгали голодные воробьи, к ним подкрадывался голодный кот. Федор Карлович развернул бутерброды, один съел сам, а другой располовинил - колбасу отдал коту, хлеб - воробьям. Воробьи радостно зачирикали, кот заурчал, да и у самого Федора Карловича на душе стало теплее.

На втором этаже жил старый товарищ, истопник Валера.
-Летишь?
-Лечу.
-Это правильно. Это хорошо. Я бы тоже хотел как ты, вниз головой об асфальт. Но ведь второй этаж, хрен тут разобьешься. Тебе-то хорошо, на шестнадцатом...
Федор Карлович порылся в кармане и протянул Валере ключи.
-А ты заходи, гостем будешь.
-Спасибо, Федя. Как-нибудь зайду. А ты лети, лети.
-Да я лечу. Уже немного совсем осталось.
-За тебя, Федя!- Валера протянул Федору Карловичу стакан.- За твою светлую память. Пусть асфальт будет тебе пухом.
-Аминь,- сказал Федор Карлович.
Выпили не чокаясь, и Федор Карлович вернул стакан.
-До свидания, Федя. До скорой встречи.
-Бывай, Валера.

В самом низу Федора Карловича ждала Мать Сыра-Земля.
-Федя,- сказала Мать-Земля.- Возвращайся, тебе пора обедать.
-Но, мама,- заныл Федор Карлович,- я же только что...
-Федя! - нахмурилась Мать-Земля.- Не спорь со старшими! Я кому сказала, немедленно домой!
Федор Карлович вздохнул и повернул назад.

-Твое здоровье!- отсалютовал стаканом истопник Валера.- Ключи-то возьми, а то как же ты..?
-Я через окно.
-Ну, все-равно возьми.

На шестом этаже Федор Карлович протянул розу плачущей девушке. Девушка утешилась и заулыбалась.

На седьмом этаже Федор Карлович поймал вылетевший из форточки пакет и передал его на девятый этаж.

На тринадцатом этаже бабушка укладывала спать внучку. Федор Карлович спел ей колыбельную.

Жилец с 15 этажа стоял и курил у открытого окна.
-Что, не спится?- спросил он у Федора Карловича.
-Не спится,- сказал Федор Карлович.- У вас не найдется снотворного?
-У меня осталось еще 54 таблетки. Этого хватит?
-Да, вполне. Спасибо большое.
-Не за что. Зачем еще нужны соседи?

Дома Федор Карлович поел, разделся, выпил одну за другой все 54 таблетки, завел будильник и лег в постель.
Завтра начиналась трудовая неделя.