May 11th, 2008

hand

(no subject)

-Мазукта?
-Хм?
-Что такое счастье?
-Хм?!
-Ну, ты же у нас демиург семейный?
-Да.
-У тебя жена, дети, уютный мир...
-Ну?
-Ну вот я и спрашиваю - что такое счастье? Ты-то наверняка должен знать.
-Понимаешь, Шамбамбукли...- Мазукта задумчиво потер подбородок,- знать-то я, конечно, знаю. Но вот как бы это тебе объяснить...
-А ты на примере.
-На примере? Хорошая мысль. Пойдем.
-Куда?
-Показывать буду.
Мазукта ухватил друга за руку и потащил за собой, объясняя по дороге:
-Нам-то что, мы демиурги. Кто лучше всех разбирается в счастье, так это люди, им его вечно не хватает. Так что вопрос там изучен всесторонне. Сейчас сам убедишься.
Он приволок Шамбамбукли на берег моря, огляделся по сторонам и довольно хмыкнул.
-Видишь вон того бедного рыбака? Смотри внимательно, сейчас ему будет счастье!
Мазукта достал из-за пазухи старый замшелый кувшин, залез внутрь и заткнул за собой пробку. Через минуту кувшин уже оказался в рыбацких сетях, а через две минуты - в руках у рыбака.
-Отлично!- воскликнул Мазукта, когда рыбак вытащил порбку и выпустил его из кувшина.- Тебе, парень, повезло. Загадывай три желания.
-Любые?
-Любые. Всё, что тебе нужно для счастья!
Шамбамбукли, притаившийся в кустах, навострил уши.
-Хорошо,- кивнул рыбак.- Тогда хочу, во-первых, свой собственный остров. Можно даже небольшой.
-С замком?- уточнил Мазукта.
-Не обязательно. Маленького домика будет достаточно. Такого... беленького, с черепичной крышей. И отдельной ванной.
-Будет исполнено,- кивнул Мазукта.- А второе желание?
-Прекрасную женщину, конечно,- пожал плечами рыбак.- Которая бы меня любила, и которую я тоже мог бы любить.
-Пожалуйста!- махнул рукой Мазукта, и рядом с рыбаком появилась прекрасная женщина.- Ну, а третье желание?
-Эээ...- рыбак с трудом отвел глаза от женщины и посмотрел на Мазукту.- Что? Третье желание..? Сейчас.
Он повернулся к женщине и взял её за запястья.
-Мне больше ничего не нужно для счастья. Я хотел бы, чтобы третье желание загадала ты.
Женщина восторженно взвизгнула и повисла у рыбака на шее.

-Ну что, Шамбамбукли, всё понял?- спросил Мазукта у друга, когда они опять остались одни.- Что нужно для полного счастья?
-Ага, понял,- кивнул Шамбамбукли.- Для полного счастья нужно иногда жертвовать своими желаниями ради других. Так?
-Вообще-то, я имел в виду нечно иное...- ошарашенно пробормотал Мазукта.
я

психические отклонения.

Я был достаточно сообразителен, чтобы сначала поинтересоваться у мамы-медика, как это называется, когда разговариваешь с людьми, которых на самом деле нет. Которые внутри тебя. Мама сказала, что это называется "раздвоение личности", психическое заболевание, очень скверное, от которого лечить надо. Поэтому продолжать я не стал.
В смысле, я не стал продолжать разговор с мамой-медиком. А разговоры с населяющими меня людьми - преспокойно продложал, но уже втайне.
Не буду рассказывать обо всех. Расскажу только об одном из постоянно посещавших меня персонаже.
Он был на два пальца выше меня, лохматый и поджарый. У него были пушистые усы и рассеяный взгляд, в точности как у меня, только чуть-чуть увереннее и спокойнее. Вообще-то, это и был я. Но из будущего года.
Этот Я приходил всегда через проход в стене, закрытый красной занавеской в мелкий белый цветочек. Конечно, на самом деле никакой занавески не было, но я её ясно видел, и даже сейчас могу воспроизвести в точности.
Я отодвигал занавеску, входил в мою комнату, садился на край кровати, и мы беседовали. Хотя нет, беседой это называть неверно. Я ведь никогда не приходил просто так. Только когда было трудно. Только чтобы помочь мне.
Когда что-то не получалось, Я понимающе кивал: "ага, помню. Это было сложно. Но я справился, значит, и ты можешь."
Когда я болел, Я утешал: "ничего, скоро пройдет. Видишь, никто же не помер!" Когда я жаловался на свои проблемы, Я только криво усмехался: "да разве ж это - проблемы, малыш? Вот поживи с моё, узнаешь, что такое настоящие проблемы..."
На все вопросы о родственниках и знакомых Я категорически отказывался отвечать. "Придет время - сам узнаешь. А пока - береги их, как будто я тебе уже всё сказал." Иногда, очень редко, Я помогал мне делать уроки. Впрочем, помощь эта тоже была относительная. "Подсказываю,- насмешливо улыбался Я,- прочитай еще раз условие задачи." "Но я же уже читал!" "А я и не говорю, что не читал. Я говорю, прочитай еще раз." Когда я страдал от очередной стрелы в сердце, Я махал рукой: "брось, не стоит она того. Это - не та." "А кто - та? Ты уже нашел?" "Не твое дело!- огрызался Я, но тут же смягчался:- А впрочем, чье же еще, если не твое... Нет. Не нашел. Ищу."
Я был старше, умнее, опытнее меня. И в то же время - Я от меня зависел, как никто другой. От того ,что я сделаю сегодня, зависело, каково придется мне в будущем году, и это приходилось помнить.
А когда я закончил-таки школу, Я пришел ко мне, поздравил и похлопал по плечу: "совсем большой стал, мальчик. И уверенность в глазах появилась. Ну вот и береги её, незачем тебе больше опираться на костыли, дальше ты уж сам..."
Потом Я резко развернулся, шагнул в проход... и рывком сорвал за собой занавеску со стены.
Больше сквозь эту голую стену никто уже не проходил.