September 19th, 2008

Жрак

(no subject)

-Мазукта!- сказал демиург Шамбамбукли демиургу Мазукте.- Ты меня уважаешь?
-Пожалуй,- ответил Мазукта после некоторого размышления.
-Вот видишь. А ведь ты сам демиург. Почему же тогда люди меня не уважают? Своего создателя?
-А что ты сделал для того, чтобы тебя уважали?
-Нуу... Вообще-то, всё возможное. Землю я для них создал - заглядение, климат мягкий, дожди во-время, солнца в меру, природа изобильна. Научил их строить дома и возделывать землю, благословил здоровьем и потомством. Дал практически полную свободу воли, ни во что не вмешиваюсь, за добрые дела воздаю сторицей, к пригрешениям отношусь снисходительно... А они об меня разве что ноги не вытирают!
-Ну и правильно. А ты чего хотел? Откуда у них появится уважение, при таком-то отношении?
-Как откуда? Да я же для них всё...
-Ты для них - ничто!- перебил Мазукта.- Ну посуди сам. Вот приходит человек, например, к чиновнику. Какому-нибудь мелкому, управдому, например. Как он с ним разговаривает? Уважительно! Может, шляпу снимать и не станет, но уж за интонациями проследит. А если чиновник чуть повыше - то тут и шляпу снимут, и голову склонят. Совсем крупному чиновнику в пояс кланяются. А уж перед совсем-совсем крупным и на колени встанут, и сапоги оближут, и глаз поднять не посмеют. А всё почему?
-Почему?- как завороженный повторил Шамбамбукли.
-Власть потому что. А власть есть что?
-Что?
-Неприятности, вот что!- торжествующе провозгласил Мазукта.- Единственное, что может сделать чиновник - это либо доставить какую-то неприятность, либо избавить от неё. И всё-то у них надо вымаливать, выпрашивать, выклянчивать, и еще не факт, что удастся. А не понравишься - еще дополнительных несчастий огребешь. Вот такое обращение люди понимают!
-Но я же не чиновник...
-Ты выше! Значит, и вреда от тебя должно быть больше, чем от любого начальника! Если, конечно, ты хочешь, чтобы тебя уважали хотя бы как управдома. Устраивай наводнения, мор, глад, хлад - всё, что в твою деспотичную голову взбредет. И изредка, в ответ на неистовые молитвы, можешь милосердно кого-то пощадить. Сам удивишься, как резко возрастет твой рейтинг.
Жрак

(no subject)

-Мазукта,- спросил демиург Шамбамбукли,- а как ты относишься к свободе воли?
-Замечательно отношусь!- немедленно отозвался демиург Мазукта.- Обожаю свободу и вседозволенность.
-Правда?
-Честное слово! Я, знаешь ли, вообще ничего никогда никому не запрещаю. Уже давно.
-А мне говорили...
-Глупости тебе говорили!
-Но...
-Что "но", что "но"? На вот, сам посмотри.
Демиург Мазукта протянул демиургу Шамбамбукли подзорную трубу и показал, куда смотреть.
-Ну, что видишь?
-Демонстрацию вижу. Идут какие-то чудики с кадилами. А другие несут плакаты: "Мы любим нашего демиурга", "Да здравствует Мазукта, самый демократичный демиург!"
-И после этого у тебя еще остаются какие-то сомнения?
Шамбамбукли вернул подзорную трубу и смущенно уставился куда-то в сторону.
-А молнии?- тихо спросил он.
-Молнии?- удивился Мазукта.- Ах да, молнии! А без них, извиняюсь, никак.
Он прицелился и поразил громом небесным какого-то очкарика, показывавшего язык демонстрантам. Толпа вздрогнула, но не сбилась с шага, а всё так же ровно текла мимо обугленной кучки, только что бывшей человеком.
-А как же свобода воли?..- совсем тихо прошептал Шамбамбукли.
-А это она и есть. В действии. Я, конечно, позволяю людям всё, что угодно, но и себя ни в чем не ограничиваю. А возможностей-то у меня побольше. Так что, люди, можете поступать как хотите - но тогда не обижайтесь, если и я буду поступать как хочу. А можете делать как я хочу, целее будете. Выбор совершенно свободный.
-Да где же тут выбор?!
-То, что он явный, еще не делает его менее свободным. Я ничего не скрываю. Не завязываю никому глаза, не напускаю тумана. Просто говорю: "налево пойдешь - голову потеряешь, направо пойдешь - живой будешь". Согласись, что утаивать такую ценную информацию - как-раз и означало бы ограничивать чью-то свободу.
Шамбамбукли грустно засопел.
-Да брось ты!- хлопнул его по плечу Мазукта.- Не так уж и много людей мне приходится испепелять. А с каждым новым поколением - всё меньше и меньше. Это называется "селекция".