October 9th, 2008

Жрак

Полное затмение.

В нашем лесу царят мир, гармония и экологичекое равновесие. Почти всегда. Да нет, правда же! Вот честное слово! Даже лисы умудряются как-то с зайцами уживаться. Подробностей не скажу, не знаю: то ли они одних добровольцев едят, то ли осуществляют узаконенную эвтаназию... Надо уточнить. Зайцы, правда, пару раз жаловались, но, разумеется, не мне, так что детали я как-то упустил. Ну и пес с ними, с зайцами, они вечно бухтят. Большое дело, заяц. Вот оборотни - это да, это проблема.
Не всегда, конечно. Только во время полного затмения.
Они тогда с ума сходят. Ведь вот, вроде, полнолуние - а луны-то и нету. Звездное небо, в нем ни облачка - а луну будто съел кто, пропала. Непонятно, то ли в человека обратно перекидываться, то ли волком пока оставаться, до особого распоряжения.
А у них же это бессознательное! Они же, медведь их заешь, сами не в курсе, кто есть кто. Ну, стоит себе в лесу деревенька, и стоит, а что каждое полнолуние по дворам волчьи отпечатки появляются - это и не волнует никого, мало ли, бывает. Капкан разве что поставят на всякий случай.
И вот перекинется кто-то в ночь затмения, откроет свои волчьи глаза - а перед ним ненавистная человечья рожа. Жена, или брат, или сосед, а может, еще кто. Да он же не соображает, какое у оборотня соображение? Бросается и грызет. А люди просыпаются среди ночи, и видят вокруг волчьи глаза. Тоже не слишком раздумывают, хватают кто вилы, кто топоры, и рубят кого ни попадя по живому - сына, или мать, или дедушку - в темноте ведь черта с два разберешь, да и при свете не догадаешься.
А форма не держится, инстинкты в смятении, только что был оборотень человеком, а теперь снова волк, а через минуту опять, может, в человека заделается. То брат за сестрой с топором гоняется, то сестра за братом с вилами, то отец бабушку грызет, то бабушка отцу кишки выпускает. По всему лесу носятся, орут, кругом шерсть, кровь, непотребство. Тут уж все в лесу разбегаются куда подальше, лишь бы под раздачу не попасть. А ведь попадают. Людям, когда они на взводе, всё едино, кабан ты там, медведь или вообще ёжик. Глаза светятся - значит, волк. Ну и кабаны с медведями, понятно, в долгу не остаются. Да и ёжики тоже - если успевают, конечно.
Потом-то, ясное дело, опять луна появляется, все успокаиваются, уползают раны зализывать. А утром уж как голосить начинают, когда речь обретут! Это спервоначалу. А потом, когда своих покойников зароют, замолкают. И начинают друг на друга волками смотреть, как будто у них опять полнолуние. Подозрительно так. И шепот повсюду такой недобрый. Волки, мол, среди нас. Никому доверять нельзя. Даже и тебе, милый друг, ни в жисть не поверю без доказательств, а их-то ты и не предъявишь.
Еще день-другой, и новые трупы появляются. Хотя, вроде, и не перекидывался никто. И не загрызенные, а тихо так, по домашнему - кого ножом пырнут, кого колуном по голове обиходят. Ну или в реке утопленник всплывет, уже и непонятно, после раков-то, то ли сам утоп, то ли заставил кто. Дальше - больше, в смысле трупов. А пройдет недели две, и тут уж всех как прорвет, похватают факелы, кого-нибудь самого волосатого и хмурого сожгут прямо в избе, на том и успокоятся. До следующего затмения.
Жрак

(no subject)

Нашел в старых дневниковых записях. Бумажных, а не этих.
Мне очень трудно отказать кому-то в просьбе. Другое дело, смогу ли я потом выполнить обещанное, но вот сразу взять и отказать - не могу. Обязательно соглашаюсь. Иногда даже выполняю. Иногда нет, и потом мучаюсь несварением совести. Отказывать научился совсем недавно, и выходит это у меня как-то жалко: краснею, бледнею, шмыгаю носом и отворачиваю морду, как будто я уже во всем виноват. Кто знает, те пользуются.
Это обычное дело.
А бывают, знаете, такие дни, очень редко, может, раз в два-три года, может, пару раз в месяц, когда просыпаешься и понимаешь, что вот сегодня запросто исполнишь любую просьбу, с какой бы к тебе ни обратились. Помочь передвинуть гору? Не проблема, сейчас сама отодвинется. Угадать шесть номеров в лото? 7,8,10,12,24,32. Свистнуть так, чтобы сразу пришел автобус? Да он уже здесь!
В такие дни я смотрю на окружающих, прекрасно знаю, что им нужно, и чего они хотят, но ничего сам не делаю. Не предлагаю даже. Не то чтобы таковы были правила игры - а просто не могу предложить. Вот такое вот ограниченное всемогущество. Исполнять чужие желания - это одно, а иметь свои...
В такие дни у меня никто никогда ничего не просит.
  • Current Music
    Genie in the bottle