December 24th, 2008

Жрак

(no subject)

Сон снился. Хороший, интересный. Но о чем, в подробностях уже не вспомню.
Помню только, что собралась небольшая группа колоритных личностей, в которую невесть как затесался и я.
За хозяина был chingizid. С непринужденной легкостью переходя из одной ипостаси в другую, творил большие и мелкие бытовые чудеса (мелкими они, понятное дело, только казались - попробуйте сами сотворить хоть самое завалящее чудо!). Но это было как-бы не главное, основная задача Чингизида была - обеспечивать помещение. То самое, в котором мы собрались.
Я не смогу описать внятно, что получилось в итоге. Нуу... представьте себе старую, дореволюционной постройки, школу, которую в советские годы превратили в ресторан, а потом, исключительно для наших нужд - в гостинницу. Или харчевню. Или таверну... словом, во что-то эдакое. Не просто коробка, а дом, идеально соответствующий нуждам и представлениям каждого из присутствующих. Небольшой, но странным образом бесконечный. В нем нельзя было свернуть за угол и обнаружить тупик, разве что этот тупик срочно кому-нибудь требовался. Идеальная гостинница.
И каждый из гостей привносил что-то своё, уникальное. Не прилагая усилий, одним своим присутствием. Более того, каждый знал, кто и что делает.
Моя... ну, назовем это "работа" заключалась в том, что я... сейчас, придумаю, как это сформулировать. "Притягивал прошлое" - так, пожалуй, будет вернее всего. Давно прошедшие события - нет, не повторялись, а словно вытягивались во времени и доставали до сегодняшнего дня. Так, например, я сам не стал моложе, но продолжал учиться в школе - на каком-то специальном растянутом курсе. И являлся злостным прогульщиком, что меня очень беспокоило. Даже при том, что понимал: нафиг мне не нужны эти выпускные оценки, жизнь уже давно сложилась без них, есть работа, семья, дети - вон они, кстати, под ногами бегают - но всё-равно неловко как-то. Прошлое ждало за дверьми, достаточно было открыть любую, и в жизнь возвращалось старое событие. Каждый гость мог поболтать с друзьями детства, посидеть в песочнице, списать домашнее задание, снова оказаться на шестом месяце беременности, заболеть корью и т.п. Комнат достаточно, хватит на всех. Кто-то засиживался там часами, кто-то вылетал из очередной комнаты пулей, весь в испарине. Но зайти не отказался никто.
Да и это было не главное. Так, побочный фокус, вроде исполнения кем-нибудь соло на губе. Мы же не в старых тряпках собрались там копаться, а для общения. И общались вовсю. И на всё хватало времени - стараниями Чингизида, с барственной небрежностью хозяина оделающего нас всем необходимым.
Мы общались, и всем было хорошо. Нас было немного, человек пять-шесть - разрази меня гром, если помню, кто еще. Все были невыразимj прекрасны - во всяком случае, те, кого я видел. Сам-то, по обыкновению, сидел/стоял/бродил чуть в стороне, вроде со всеми, но как-бы по отдельности.
Кажtтся, были дамы - во всяком случае, за одну точно поручусь. Старательно, как первоклассница, отвечающая урок, смешно хмуря брови и закусив губу (всё это было совершенно излишне, но ей так было проще), она создавала жизнь. Не спрашивайте меня, как. Просто всем було совершенно понятно, что именно она наполняет помещение жизнью. Возможно, Чингизид шутя справился бы и с этим, но по своему обыкновению дал самовыразиться и другим. Волей (а точнее, самим существованием) этой дамы росли фикусы в кадках, зажигался свет в комнатах, с шуршанием ковровых дорожек открывались и затейливо изгибались новые коридоры - словом, дом жил.
Рядом с нами теплыми ненавязчивыми тенями присутствовали наши рождные и близкие - конечно, те, кого мы захотели взят ьс собой. Но это был не их сон, они только были рядом, но ни во что не вмешивались - просто чтобы нам было спокойно за них. Исключение составили только наши дети. Мои две и еще чья-то девочка. Они не захотели присутствовать спокойно, они прорвались в сон яркими сполохами, везде носились, всё трогали, опрокидывали вещи, лезли во все комнаты подряд - но поскольку это всё-таки был сон, никого это не раздражало, а только умиляло. Хотя и утомляло, разумеется.
И на всё у Чингизида хватило могущества... кроме одного. Как он ни старался, так и не смог заставить моих детей поспать.
Жрак

(no subject)

-Умри, гадина!- закричал рыцарь и взмахнул мечом.
-Сдохни, человечишко!- просвистел дракон и щелкнул хвостом.
Две армии, повинуясь сигналу, бросились в рукопашную.
Рыцарь и дракон в битве, разумеется, не участвовали, а стояли поодаль, на удобных наблюдательных позициях. Как и положено полководцам.