March 3rd, 2012

я

(no subject)

Представьте себе пляж. Песок и мелкие-мелкие камешки, разноцветные и блестящие. Кусочки ракушек, пучки травы, отполированные до леденцового состояния бутылочные стёклышки и прочий симпатичный мусор, совсем немного. Мелководье, вода прозрачная-прозрачная, насквозь просвеченная солнцем. Мелкие волны лениво перекатываются через гальку - дно здесь уже не песчаное, а вперемешку с камнями, от самых мелких, до солидных, торчащих из воды позеленевших валунов.
На мелководье в непринуждённой позе лежит молодой человек. Он одет, но промокшая одежда его, похоже, совершенно не беспокоит. Руки заложены за голову, лицо обращено вверх, на губах - лёгкая и светлая улыбка. Он очень красив.
Я чётко вижу каждую деталь этого пейзажа. Я хорошо знаю этого человека. Он чуть выше среднего роста, крепкого, но гибкого телосложения, светловолосый, всегда в красной клетчатой рубашке. Совсем не похож на меня. Я это точно знаю, хотя не могу описать его лицо, даже не просите. Иногда он лежит, сложив руки на груди, иногда - раскинув в стороны. Остальная картина не меняется.
Я так к ней привык, что знаю каждый камешек на берегу. Каждую травинку. Каждую трещину на склоне, нависающем над пляжем. Этот склон не слишком высок, метров десять, не больше. В нём нет ничего пугающего - просто неровная стена бурого бугристого камня, ярко освещённая солнцем. Из трещин пробиваются какие-то мелкие фиолетовые цветочки, не знаю названия. Утёс не отвесный, но достаточно крутой, внизу под ним нагромождение древних, обвалившихся в незапамятные времена, камней. На одном из камней - темное, почти чёрное, пятно.
Я вижу этот пейзаж во сне, уже много лет. Редко, но неизбежно. И поэтому знаю, чего ожидать.
Я смотрю сверху вниз на человека в воде. Он лежит, глядя в небо, и улыбается. Он радует глаз, на него приятно любоваться.
А потом приходит волна. Она приподнимает человека, и сверху кажется, что он вздыхает полной грудью. А потом волна прокатывается над ним.
Человек не смыкает век. Он всё так же лежит и улыбается в небо, но теперь никто не примет его за живого. На его сияющие глаза волна намывает мелкие песчинки. Она покачивает человека, и его руки и ноги слегка шевелятся - но не по своей воле, а по прихоти волны. Он очень похож на живого, и это сходство навевает жуть.
Мелкие рачки, спеша и толкаясь, копошатся вокруг его головы - там под волосами, я знаю, череп проломлен, и у рачков время обеда. Волна поднимается выше, сквозь толщу воды лицо человека искажается, становится зеленоватым, корчит странные гримасы.
Я продолжаю смотреть. Я не могу отвести взгляд, даже моргнуть не могу.
Волна уходит. Она уносит с собой из разбитого черепа обрывки воспоминаний, слов, чувств. Смывает песок с глаз. Укладывает мёртвое тело в непринуждённую позу.
Человек всё так же лежит на мелководье. Молодой, до невозможности красивый, светло улыбающийся. Глаз радуется на него смотреть.
И отвести глаза никак не получается.