August 14th, 2013

Жрак

(no subject)

Спать под музыку я умею, но плохо. Сон получается рваный, беспокойный и с трудом запоминается. Тем не менее что-то успел записать.
Обрывок 1.
Захватывающий детектив, в котором я так до конца и не разобрался. С самого начала было ясно, что убийца - дворецкий, это было сказано прямым текстом, сам убитый граф перед смертью прошептал. Вот только загвоздка - а какой именно дворецкий? Их же в имении толкалось 15 штук! Конференция у них там была или что-то вроде этого...
Обрывок 2.
История древнего, но маленького народа, когда-то в ветхозаветные времена проклятого и подлежащего поголовному истреблению. Сами они до сих пор свято хранят знание о том, за что и почему должны быть истреблены. Проблема в том, что времена наступили серые, наглые и безбожные, и это племя - вообще последнее и единственное хранящее веру. И они, проклятые, насильно просвещают людей, вдалбливают в них основы морали, зачитывают древние книги и т.д. Эта акция самоубийственна - ведь люди, прозрев, должны бубут их истребить. Но с мыслью о своей отверженности это племя уже свыклось, они знают, что их судьба погибнуть. Они всего лишь не хотят умирать зазря. Надо оставить после себя светоч веры. Хотя бы для того, чтобы оказаться потом не ещё одной вымершей малой народностью, а библейским образом, ушедшим в легенды.
Сложная психологическая драма молодой пары, столкновение идеологий, национальный вопрос.
Обрывок 3.
Книга Т. Праттчетта, из серии про Плоский Мир. Анк-Морпорк.
С чего всё началось, не помню, но в середине повествования в подвале Стражи находится большая и загадочная Машина, единственное назначение которой - обеспечивать равновесие Мира. Для этого, в общем-то, много не требуется, лёгкий толчок то туда, то сюда, и события развиваются так, как им предначертано. История, политика, судьбы людские и метеоролические явления чудным образом увязаны и уравновешены, Закон Сохранения во всей красе. Ну а поскольку ничто, как известно, не может вечно храниться без ущерба для себя, этот Закон нужно легонько поддерживать. Совсем незаметно. Чтобы создавалась полная иллюзия, что уж он-то, этот Закон, в полном порядке.
Машина - вещь исключительно сложная, настолько, что обладает почти сознанием - то есть говорить и даже рассуждать вслух уже умеет, а вот думать - ещё нет. Ну и память у неё не ахти какая надёжная - ведь приходится удерживать в ней всю картину Вселенной!
Поэтому у Машины есть журнал работ. В нём записано, что должно произойти в ближайшее время (то есть, какого результата должна добиться Машина своими воздействиями на природу Мира). Скажем, 17 числа для равновесия Мира совершенно необходимо, чтобы над Пупом пролился дождь, а в анк-морпоркский канал свалились две дополнительные дохлые вороны. Значит, так и произойдёт, Машина каким-то образом всё устроит.
Для бесперебойной работы Машине нужна энергия, но с этим проблем нет - она преспокойно поглощает всё, что угодно. А нужно ей не так уж и много. Яблочный огрызок, консервная банка или что-нибудь вроде того (само собой, некоторые несознательные стражники ради эксперимента скармливают Машине всякую дрянь).
Стражники сознают, какую мощь таит в себе обладание Машиной, и какую опасность оно в себе несёт. Поэтому торжественно договариваются, что никто из них не попытается править текст в журнале. Особенно после того, как капитан Ваймс объяснил, что если у кого-то в кармане вдруг появится лишняя сотня миллионов долларов, то для сохранения равновесия у капрала Шноббса отвалятся уши.
Другие подозрительные личности (не из числа служащих в Страже) всё-равно пытаются пробиться к Машине - в корыстных целях, разумеется. Одному из них это даже удаётся. Однако, когда капитан Ваймс вбегает в подвал следом за ним, там стоит только Машина, и никого больше нет.
-Эээ...- говорит капитан Ваймс и протягивает яблоко.- А я тут... поесть тебе принёс.
-Благодарю,- ровно отвечает Машина.- Я уже сыта.
В общем, всё идёт более-менее спокойно, пока стражники, заглянув в журнал, не обнаруживают среди событий на завтрашний день низложение патриция.
Патриция никто не любит. Любовь как-то не ассоциируется с патрицием. Но без него, как известно, будет ещё хуже.
Стражники - патриоты, что бы это ни значило. Они, не ставя в известность Ваймса, решаются внести изменения в журнал. Переворота не будет.
Но теперь-то... раз уж сделано такое большое дело, а уши Шноббса не отвалились - может, добавим совсем чуть-чуть? Для себя лично? Ну и для сохранения мировой справедливости, конечно! Ведь это же справедливо - если мы спасли лорда Витинари, то должны что-то получить за свои труды? Нет-нет, ста миллионов не надо, а то мало ли... Но вот, скажем, новый дом для одного, симпатичную сумочку для другой, а для капрала Шноббса - маленькую прибавку к жалованию? Полдоллара. И хватит с него.
Наутро Машина исчезает из подвала. А за городом начинается кошмар, потому что огромный железный монстр начинает уничтожать мир. То есть он просто-напросто пожирает его - неторопливо и методично, дерево за деревом, холм за холмом.
Капитан Ваймс насётся за город и находит там Машину, переваривающую очередную небольшую гору.
-Не надо волноваться,- говорит Машина (достигшая размеров большой горы),- я уже почти закончила. Дальше расти незачем. Мне просто не хватало ресурсов для текущих нужд, нужно было нарастить дополнительные можности. Но теперь всё в порядке, я набрала достаточно сил, чтобы уничтожить этот Мир.
-Чтобы ЧТО?!
Нет, не отмена переворота вызвала катаклизм. Мало ли их было, дворцовых переворотов! А уж не было и того больше. Всегда найдутся исторические предпосылки и для того, и для другого исхода. Подтолкнуть легонько туда или сюда...
Но вот к чему никогда, от сотворения Мира, не было никаких предпосылок - так это к увеличению оклада капрала Шноббса! Таковое событие просто не может быть вписано в текущую картину мира, ему неоткуда проистекать! Никакие причинно-следственные связи испокон веков не вели к такому результату. В данном Мире это событие просто невозможно! Чтобы оно произошло, нужно вносить поправки в самое первое мгновение бытия, ещё до сакраментальной фразы "да будет свет!", чтобы всё сразу пошло по другому пути.
Казалось бы, тут-то и надо убрать сделанные исправления, обойдётся Шноббс без своей половины доллара... но никто не может найти журнал. Пропал.
"А я его съела,- смущенно сообщает Машина.- Раз мир будет уничтожен, то и за его равновесием следить больше не надо, а значит, и журнал уже не нужен".

Что было дальше, я не знаю, меня разбудили. Однако, есть у меня смутное ощущение из текста, что автор подводил к следующей мысли: с ростом могущества растёт и ответственность. Машина, набрав мощь, должна была стать заодно и сознательнее. Не просто тупым исполнителем собственной воли, а существом, способным оценивать последствия своих поступков. Возможно, с ней удалось договориться. А возможно, это оказалась последняя книга про Плоский Мир.