Недобрый сказочник (bormor) wrote,
Недобрый сказочник
bormor

Category:

Что наша жизнь? Игра без сохраненья.

-Чем занимаешься?- спросил демиург Шамбамбукли, застав демиурга Мазукту сидящим на диване, с черной коробочкой на коленях.
-Создаю новый мир,- пожал плечами Мазукта.
-Правда? А можно посмотреть?
-Посмотри.
Шамбамбукли огляделся.
-Но я ничего не вижу. Где слоны, где черепаха? Где хрустальный купол небес, наконец?
-Шамбамбукли!- вздохнул Мазукта.- Ты меня разочаровываешь! В каком веке мы живём?
-Э-э... я не помню, надо посчитать.
-В веке кибернетики!- Мазукта наставительно поднял палец и покрутил им перед носом Шамбамбукли.- Это раньше миры создавались на черепашьих панцирях, на каменных дисках, на коже и так далее. Сегодня уже никто не пользуется жесткими носителями! Вот, всё здесь.
Он развернул коробочку так, чтобы лучше было видно экран.
-И места меньше занимает, и работать не в пример проще. А уничтожать вообще одно удовольствие - тыцк на кнопочку, и всех делов!
Tags: НИМ
Subscribe

  • (no subject)

    У нас в лесу с недавних пор Организован птичий хор. В нём только лучшие певцы: Еноты, кролики, песцы. Солист, конечно же, медведь (Ему поди не дай…

  • (no subject)

    Мы бывали в таких походах, Что не очень-то и пройдёшь, Убивали таких уродов, Что дракон перед ними - вошь. Мы в воде ледяной не плачем, И в огне не…

  • (no subject)

    Я строю ковчег свой вот уже четвёртую сотню лет. Четыреста лет таскаю брёвна к нему на спине. А люди вокруг смеются. Потопа всё нет и нет. И даже…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 13 comments

  • (no subject)

    У нас в лесу с недавних пор Организован птичий хор. В нём только лучшие певцы: Еноты, кролики, песцы. Солист, конечно же, медведь (Ему поди не дай…

  • (no subject)

    Мы бывали в таких походах, Что не очень-то и пройдёшь, Убивали таких уродов, Что дракон перед ними - вошь. Мы в воде ледяной не плачем, И в огне не…

  • (no subject)

    Я строю ковчег свой вот уже четвёртую сотню лет. Четыреста лет таскаю брёвна к нему на спине. А люди вокруг смеются. Потопа всё нет и нет. И даже…