Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Жрак

(no subject)

- Над чем это ты работаешь?- спросил демиург Шамбамбукли демиурга Мазукту.
- Над срочным заказом,- буркнул Мазукта, не оборачиваясь.
- Ты принимаешь заказы?!
- Это не позорно!- быстро ответил Мазукта.
- Ну да, конечно... в смысле - разумеется, нет! Просто, если ты работаешь на заказ - может, и для меня кое-то сделаешь?
На этот раз Мазукта обернулся и посмотрел на друга внимательно.
- Смотря что. Знаешь, не всякую вещь, которая придёт тебе в голову, даже я сумею воплотить.
- Да не, там ничего сложного,- поспешил успокоить Шамбамбукли.- Мне просто нужно для создания антуража какое-нибудь инфернальное зло. А то мир порождает героев, а условного противника-то у них и нет. Я и подумал: может, ты мне состряпаешь что-нибудь этакое... демоническое?
- Мне казалось, что такая задача тебе самому по силам,- заметил Мазукта.
- По силам,- не стал спорить Шамбамбукли.- Но у тебя получится гораздо лучше. То есть, хуже. То есть... ну, в общем, твоё зло будет выглядеть убедительнее.
- Ну, спасибочки,- сухо отозвался Мазукта.
- Ой, ну вот только не обижайся, ладно? Я не то имел в виду! Просто понимаешь, если я сам начну творить всяких демонов и чудищ, то они всё-равно будут нести на себе отпечаток руки создателя. Мой, то есть. Это неизбежно. А я хочу, чтобы зло выглядело по-настоящему чужеродным! Инфернальным! Не от мира сего! Справишься?
- Да запросто,- пожал плечами Мазукта.- Тут работы и правда дней на шесть всего. Значит, говоришь, инфернальное зло...- он чёркнул что-то у себя в рабочем блокноте и уточнил:- А что насчёт инфернального добра? Не требуется?
- А ты можешь?!- воскликнул Шамбамбукли.
Взгляд Мазукта вновь стал сух и холоден, но вслух он ответил лишь:
- Да. Могу.
- Тогда конечно! Ангелы мне тоже понадобятся, героям же нужны какие-то высшие покровители, кроме меня. Один я - это слишком скучно. Пускай они тогда тоже выглядят существами иного плана!
- Ясно,- Мазукта сделал ещё одну пометку в блокноте.- Ну что-ж, тогда заходи через недельку, я к тому времени постараюсь управиться. Раньше, извини, не получится, работы по горло.

Целую неделю Шамбамбукли терпел, не навещал Мазукту и даже старался звонить ему пореже, чтобы не отвлекать. Наконец Мазукта сам пришёл в гости с большой сумкой и гордо выставил перед товарищем демонстрационные образцы.
- Это и есть оно..?- сглотнув, спросил Шамбамбукли.- Инфернальное зло?
- Ага!- самодовольно кивнул Мазукта.- Не люблю хвастаться, но на сей раз, по-моему, вышло просто отлично! Я рассудил так: зачем вообще всякие там рога, копыта, когти, демонический хохот и скрежет зубовный? К чему эта показуха? Чтобы всем сразу издалека было понятно: вот идёт страшная потусторонняя тварь, шухер, спасайся кто может? Пхе, детский сад! Настоящее зло не разменивается на дешёвые внешние эффекты. Настоящее зло пугает не страшными рожами, и даже не жуткими деяниями - а тем, как именно оно их творит. Спокойно, хладнокровно, расчётливо. Планомерно. Неумолимо. Для настоящего зла - что город взорвать, что утреннюю чашку кофе выпить - события одного масштаба. Настоящее зло всецело предано только настоящему злу, то есть себе самому, а всё остальное... ну, просто не имеет значения. Вот это по-настоящему ужасает! Согласись? А всякие атрибуты вроде чешуи или дыма из ушей - излишества, по-моему; ими только нервных барышень пугать.
- А вон то, значит, добро не от мира сего?
- Оно самое. Тут я тоже рассудил, что неземное сияние, светлые одежды, крылышки за спиной или лира в руках - это всё показуха, и ничего больше. Добру, если оно настоящее добро, без дураков, такое должно быть не просто чуждо, а глубоко противно. Дело надо делать, а не нимбом сиять! Что там обычно у ангелов в программе? Спасать, сохранять, поддерживать, наставлять на путь истинный, вытаскивать из дерьма. При всём при этом очень трудно, знаешь ли, блюсти чистоту белых одежд, да и следить за ней некогда. Так что - вот: образец настоящего деятельного добра, самоотверженного, не от мира сего, всё как просил.
- А что это у него внутри..?
- Добрая порция здоровой злости. Без неё как-то не получается.
- А у зла внутри..?
- Тщательно скрываемые ростки добра. Совсем убрать не могу, они всё-таки движущая сила всего живого. Что-то хорошее просто обязано присутствовать во всём!
- Правда?- удивился Шамбамбукли.- Значит, у тебя тоже так... А я думал, почему у меня не выходит, что я не так делаю?
- У всех так,- успокоил его Мазукта.-Называется умным словом "инь-ян", если я ничего не путаю. Только не спрашивай, в чём там философская подоплёка, я не настолько вникал.
- Ясно,- кивнул Шамбамбукли и уставился на принесённых Мазуктой тварей с задумчивым выражением на лице.
- Нравятся?- спросил Мазукта, напрашиваясь на похвалу.
- Очень!- вздохнул Шамбамбукли.- Очень нравятся. Шикарная работа! Просто бесподобная! Вот только что мне с ними делать? Люди в моём мире и так уже есть.
Жрак

(no subject)

-Люди меня любят,- самоуверенно заявил людоед,- потому что я их ем.
Герои переглянулись и снова уставились на владельца замка. Людоед сидел в удобном мягком кресле, вальяжно закинув ногу на ногу, и попивал абсент.
-Я не совсем уверен...- начал Полуэльф, но Людоед перебил его, нетерпеливо взмахнув свободной рукой.
-Ай, бросьте! Ведь это же очевидно. Да вы оглянитесь, посмотрите сами: откуда всё это, по-вашему?
Посмотреть действительно было на что. Роскошная обстановка гостиной хотя и кричала о вопиющей безвкусице владельца, но в плане стоимости, вычурности и блескучести могла посоперничать с любыми королевскими апартаментами, с серьёзными шансами на победу. Не то, совсем не то ожидали увидеть герои в людоедском логове! Да и само логово...
Когда посреди города они наткнулись на указатель, где рядом с надписями "Центральный банк", "Мэрия" и "Ломбард" виднелась стрелочка к "Замку Людоеда", то почему-то подумали, что это название местного питейного заведения. Бывают такие оригиналы среди трактирщиков, дают имена и похлеще. Но стрелка действительно вывела к замку, или даже скорее, к небольшому дворцу, в самой престижной части города. И внутри действительно жил Людоед. Гостей он не ждал, но был очень рад им.
-Всё это,- продолжая начатую тему, сказал Людоед, обводя вокруг себя рукой,- мне презентовали жители города. Вино, которое вы пьёте - из личных погребов начальника стражи, а он тонкий ценитель. Продукты - от самых известных поставщиков, а мебель - от лучших производителей. Что это, как не доказательства любви?
-Но всё-таки это как-то странно,- заметила Принцесса.- За что людям Вас любить? Любовь без причины не бывает...
-Бывает,- встрял Халфлинг.- Я тебе потом расскажу.
-Но ведь я уже объяснял!- Людоед всплеснул руками и расплескал-таки свой абсент.- Ой, простите... Вот салфеточка. Да, так о чём я? Причина такой любви, как уже говорилось, в том, что я ем людей. И они вполне справедливо считают, что если давать мне побольше вина, хлеба, рыбки, сыров и прочих деликатесов - то я буду сыт и доволен и меньше стану налегать на человечину, а то и вовсе воздержусь от её употребления. И они правы! Желудок у меня не резиновый. А как же можно отказаться от хорошо приготовленной курочки под белым соусом, да с грибочками, да с черносливом, и с вот этими штучками, всё забываю, как они называются... м-м-м... Нет, знаете, ничего не имею против людей, они тоже вкусные, что ни говори, но всё-таки хорошая курочка - это хорошая курочка! А стерлядка! А говядинка! А трюфели!
-То есть, пока город вас кормит, вы не трогаете его жителей?
-Ну-у, не совсем,- признался Людоед.- Хочется иногда, знаете ли, простой незатейливой еды. Но редко. Это же так, просто баловство.
-Не понимаю,- почесал в затылке Варвар.- К чему все эти сложности? Пристукнуть тебя топором, да и дело с концом! Зачем кормить-то?
-Пристукнуть?!- дёрнулся Людоед.- Да что вы такое говорите?! Это же варварство... а, ну да. Конечно. Хм. Ну так вот, это совершенно неприемлемый метод. Некультурный, бесчеловечный, дикий и... и вообще. У нас тут цивилизованное общество, и совсем другие методы решения конфликтов. Зачем прибегать к насилию, когда можно договориться миром? Вот мы и договорились. Люди мне платят, я их ем реже и неохотнее, все довольны.
-Кроме тех, кого вы сожрали,- уточнил Гном.
-И вовсе нет!- горячо возразил Людоед.- Знали бы вы, сколько добровольцев буквально рвутся ко мне на стол! В очередь становятся! Я даже не в состоянии всех обслужить, приходится отказывать наименее аппетитным.
-То есть... как?! -опешила Принцесса.- Добровольцы?
-Ну конечно! Прекрасный образчик самопожертвования. У многих граждан ведь есть семья, дети, для которых я представляю угрозу. Вот они и приходят ко мне сами, ложатся под нож, лишь бы я им обещал, что не стану трогать конкретно их семью. А я что, мне пообещать нетрудно. Это такая маленькая уступка с моей стороны, жест учтивости, если хотите, чтобы человек умер счастливым, с чувством исполненного долга. Счастливые люди, кстати, чуть-чуть вкуснее несчастных. И им хорошо, и мне приятно.
-Да, всё логично,- признал Полуэльф.- И всё-таки есть ещё непонятные моменты. Почему, например, бургомистр этого города не нанял никого, да хотя бы нас, для устранения угрозы? Я понимаю, что это негуманно и всё такое, но ведь можно же было тайком, не афишируя, так часто делают. А обошлось бы гораздо дешевле, чем платить постоянно, и подозреваю, довольно дорого, и это при том, что люди всё-равно продолжают погибать. Где логика?
-Так ведь я и есть бургомистр этого города,- улыбнулся Людоед.- А вы что, не знали?
Жрак

(no subject)

Давным-давно, ещё в прошлой жизни, когда участвовал в литературной игре на одном форуме, написал песенку про пирата. Ну как написал... мой персонаж написал, я тут не при чём. Песенка была выложена на игровом форуме для общего доступа, но потом произошло всякое, сервер рухнул, проект закрылся, игра прервалась, тексты пропали.
Попробую восстановить по памяти как можно ближе к оригиналу.

На свете жил один пират,
Теперь таких уж нет -
Одной рукой топил фрегат,
Одной рукой - корвет.
Одною левой, не спеша,
Топил он галеон -
Не потому что был левша
(хотя, возможно, был левша),
А просто был пижон.

Был у пирата какаду,
Он знал сто тысяч слов,
И танцевать умел на льду,
И мог пасти коров,
Варил обед на шесть персон
И вёл по звёздам шлюп -
Не потому что был умён,
А потому что был пижон
(Но кстати, да, неглуп).

Однажды шторм перевернул
Корабль без причин.
Но наш пират не утонул,
И ног не промочил.
Не потому что так суров,
А просто в пору ту
Устав от мачт и парусов,
Напившись пивом до усов,
Лежал на пляже без трусов
Под сенью пальм и кактусов,
И не был на борту.

Пират кокосы собирал,
Охотился на лам.
А попугая отослал
Куда-то по делам.
Он этот отпуск проводил
Не хуже королей:
В охоту ел, в охоту пил,
Куда хотел, туда ходил,
И вот однажды угодил
В засаду дикарей.

Они, имея перевес
Сто сорок к одному,
С дубинками наперевес
Приблизились к нему.
Их вождь имел двенадцать жён
И звался Грозный Лев -
Не потому что был силён,
Не потому что был умён,
Не потому что был пижон
(Хотя и правда был пижон) -
А потому что шеф.

"Послушай, белый господин,-
Промолвил папуас.-
Мы всё-равно тебя съедим,
Но где-то через час.
Сначала надо нам решить,
Варить тебя или тушить,
А может, в кашу покрошить,
Или сварить харчо?
Запечь, завялить, засушить?
Какие травки положить?
Ты можешь что-то предложить?"
Пират ответил: "Чо?..

Я вообще ни в зуб ногой,
Что ты сказал, старик.
Быть может, выберешь другой
Какой-нибудь язык?
Спик Инглиш, чёрт тебя дери,
По-эскимосски говори,
По-португальски шпарь!
Я знаю только эти три."
И с сожаленьем дикари
Подумали: "дикарь!"

Пират бы мог попасть в беду
(И племя - вместе с ним),
Но тут вернулся какаду
Со шлюпом запасным.
Привёз он в трюме ценный груз
Из всякой ерунды:
Стеклянных зеркалец и бус,
Цветных рейтуз на разный вкус,
И маринованных медуз,
И огненной воды.

Он судно к берегу подвёл
И сам пришвартовал.
И всё, что надо, перевёл,
И всё растолковал.
Он был лингвист и полиглот,
Он быстро взял их в оборот,
Он агитировал народ
Виденьем славных дел.
Кричал "Пиастры!" и "Вперёд!"
И дикари, разинув рот,
Переглянулись: "Во даёт!"
И старый вождь разинул рот,
И сам пират разинул рот,
И тоже обалдел.

Прошла неделя или две,
А может даже три.
И с попугаем во главе
Отплыли дикари.
Туда, где шторм, и абордаж,
И зюйд-зюйд-вест, и такелаж -
Романтика морей!
О, эти дивные слова,
От коих кругом голова
Пошла у дикарей!

А сам пират остался там,
Где пальмы и песок.
Купался в море, бил в тамтам
И пил фруктовый сок.
Ведь может человек чуть-чуть
На море летом отдохнуть
От выстрелов и пуль?
Зачем ему творить разбой,
Раз всё идёт само собой,
И в двух шагах шумит прибой,
И на дворе июль?

Пока герой под пальмою лежит-
Работа никуда не убежит.
Жрак

(no subject)

Приснился второстепенный персонаж (а они всегда интереснее основных) по фамилии Курятин. Фамилия как фамилия, но из-за неё у человека никак не налаживалась личная жизнь. Сделает он девушке предложение, а она ему:
-Постой-постой! Это что же, я тогда буду Курятина?
-Но ты же можешь оставить себе прежнюю фамилию!
-Я-то могу. Но всё-равно бабки на лавочке будут каждый раз говорить "вон жена Курятина побежала!"
-Но мы можем и не жениться, а так просто сожительствовать, в гражданском браке...
-Не вижу, чем "шалава" звучит лучше "жены"!
И так всякий раз. Пока однажды какая-то девушка не согласилась. Курятин стал ей по привычке объяснять, что можно сделать, дабы избежать и т.д., а она ему:
-Не понимаю, к чему все эти сложности? Переедем ко мне. И все наши бабки будут обсуждать не меня, а тебя: "вон Веркин хахаль побежал!"
Жрак

(no subject)

-Эй, герой,- кричали мне,- переходи на Тёмную сторону! У нас есть печеньки!
В ответ я обычно доставал из рюкзачка бутерброд с колбасой и демонстративно его поедал. Нашли тоже, чем приманивать! У нас, Светлых, всегда со снабжением полный порядок. А тут какие-то печеньки... смешно даже!
Однако, со временем я смеяться перестал. Нет, с нашей стороны по-прежнему всё было замечательно. Свой паёк я получал бесперебойно и мог при желании на всякий выпад Тёмных продемонстрировать то рябчика, то ананас, то ещё какие-нибудь деликатесы. Они же неизменно предлагали свои печеньки. Это было странно. Нет, я сознавал, конечно, что и у нас далеко не каждый может себе позволить закусывать рябчиков ананасами, но это же только справедливо! Кто-то получает меньше, кто-то больше, но в целом все довольны, голодающих нет. И строй самый лучший, и экономика процветает. А с Тёмной стороны, и это всем известно, мрак и беззаконие, и разруха, и коррупция, и военная диктатура... ужас что там творится! И всё-таки, всё-таки... у любого Тёмного всегда есть печеньки. Пусть символический, но прожиточный минимум. Каждому, без исключения. Даже при том, что не хватает подчас других, столь же или даже более необходимых вещей - лекарств, жилья, да хотя бы и тех же боеприпасов - но печеньки есть всегда. Для всех, без обмана. Это внушало уважение. И настал день, когда в ответ на обычный окрик "Эй, Светлый, не хочешь к нам? У нас есть печеньки!" я вдруг неожиданно для себя, но совершенно искренне ответил "хочу!"
С той поры я на Тёмной стороне. Да, приходится несладко. Да, у нас тут бывают проблемы. Да, иногда я с тоской вспоминаю своих рябчиков и бутерброды. Ну и что с того? Зато у меня есть печеньки! Всегда! Полные карманы! Пусть любая Светлая сволочь разбудит меня среди ночи и спросит: "Ну, и где..?" - я всегда готов их показать. По первому требованию! Печеньки у Тёмной стороны не кончатся никогда!
Есть их категорически запрещено.

http://www.mirf.ru/archive.php?show=145
Жрак

Разговоры на работе

-Что муравьи больше любят, соль или сахар?
-Сахар, конечно. Соль они вообще не едят.
-Тогда почему тут в солонке ползают муравьи?
-Ну... может, они думали, что там сахар?
Жрак

(no subject)

-Рони, пора спать.
-Ну па-ап, можно ещё один мультик?
-Нет, уже поздно.
-А я тогда кушать хочу!
-И что ты хочешь кушать?
-А макароны долго варятся?
-12 минут.
-Тогда свари мне макароны. Только совсем немножко, потому что я не голодная, просто хочу кушать. И мультик!
котег

(no subject)

Нам тут в ознаменование наступающего Нового года подарили коробку шоколадных конфет в нарядном пакете. Михаль, разумеется, тут жа вцепилась мёртвой хваткой в шоколад, а Рони вдумчиво разглядывает сумку.
-Хо-ро-ший пакет... Большой, удобный, красивый... хм! Я думаю, в него можно посадить крысу!
котег

(no subject)

Каждый год 8 марта я чувствую себя рабовладельцем. Вот он сидит, отдуваясь, на своих мягких подушках, жрёт халву, запивает... ну не знаю, чем там положено запивать халву, чем-нибудь вкусным, наверное, обводит ленивым благожелательным взором убранство комнаты, гобелены, мебель, рабов... и тут, вспомнив о чём-то, отламывает от жареной курицы крылышко и кидает ближайшей рабыне: на, мол, от щедрот моих. Тебе же, небось, тоже питаться чем-то надо. Что ни говори, а при всём развитом феминизме-демократии-политкорректности наш мир всё-ещё создан, заточен и приспособлен для мужчин. В куда большей степени, чем для женщин. Иначе с чего бы мы гораздо реже жаловались на его к нам несправедливость?
С праздником, дорогие женщины. Извините, что так получилось.