Category: мода

Category was added automatically. Read all entries about "мода".

Жрак

еще кусочки, чтобы не потерять

-Нет,- сказал я и зажмурился.- Не верю.
Помотав головой, я решился всё-таки проверить и слегка приоткрыл один глаз. Видение никуда не делось. Вереница буратин, всё так же чинно державшихся за руки, по-прежнему стояла перед шлюзом в ожидании посадки.
-Оги-и,- простонал я.- Что это такое? Кто это?
-Это?- Оги бросила взгляд на буратин и пожала плечами.- Энты. А что?
-Это?! Энты?!
-Ну да. А что тебя так удивляет?
-Но они же...
-А, ты об этом? Ну, а чего еще можно было ожидать? Энты давно уже не размножаются естественным путём, с тех пор, как их самки куда-то отправились погулять. Вот и выкручиваются как могут.
-А самки так и пропали с концами?
-Нет, они до сих пор гуляют. Просто очень неторопливо.


-Не кричите на меня,- надула губы таможенница.- Я на работе.
Оги навалилась на стойку.
-Тут раньше сидел плешивый гном. Где он?
-Уволился. И улетел первым кораблем.
Оги со свистом выдохнула сквозь зубы и отошла от стойки.
-Удрал. Вот крыса!
-Но-но,- обиделся я,- поосторожнее в выражениях! Я, знаешь ли, тоже почетная крыса.
-Ты крыса почетная, а он - позорная,- сказала Оги.- Где его теперь искать? Пропали наши денежки.
Она всхлипнула.
-А я уже распланировала, что на них куплю...


Вокально-инструментальный ансамбль "Человеки" вышел на сцену. Я еле сдержался, чтобы не заржать в голос. Уж очень забавно выглядели хоббиты в людских национальных костюмах - или в том, что они наивно принимали за национальный костюм. Гобо оказался запакован в полный рыцарский доспех, сквозь забрало высовывалась накладная борода. Гретта щеголяла в бронзовом лифчике и гавайской травяной юбочке; вместе с могучими волосатыми ногами сочетание получилось просто убойное.
я

(no subject)

-Натуральная кожа,- с гордостью представил Портной.
Я только усмехнулся и потрогал материал.
-Верю, что натуральная. Грубоватая она какая-то...
-Ну так Вы же мужчина, какая Вам разница?
-Большая. А впрочем, Вы правы. Никакой.
-Ну вот видите. А тонкий материал у нас весь пошёл на женские модели.
-Можно на них посмотреть?
-Ха!- фыркнул Портной.- Посмотреть ему... Нет, нельзя.
Он покачал головой, выволок модель из стеллажа и поставил прямо передо мной.
-Вот. Ваш заказ.
Я уставился на готовое изделие, силясь представить, что вот его мне придется носить.
-Сейчас индивидуальные заказы снова вошли в моду,- доверительно сообщил Портной.- Но всё-равно мало, мало! А и те, кто заказывают, никакого понимания не имеют. Так редко встретишь теперь человека, который бы носил своё тело с достоинством!
Я кивнул, продолжая придирчиво изучать своё будущее приобретение.
-Тела, они же бережного отношения требуют,- вещал меж тем Портной.- А вы посмотрите, во что их превращают. Складки, потертости, штопки! Рвут, мнут, царапают. И мы же потом оказываемся виноваты! А тело - за ним ухаживать надо. На ночь сложить аккуратно, утром почистить, плечики расправить... Разве ж кто сейчас это понимает?
-Угу,- кивнул я невпопад и обратил внимание Портного на меховую опушку модели.- Здесь вот проплешина, на подбородке. И мех какой-то невзрачный. Редкий, жесткий, да еще и с проседью.
-Мех черно-бурый,- быстро отозвался Портной.- С искрой. Сейчас так модно.
-А почему один глаз выше левого? И правое плечо короче?
-А Вы себя видели?- едко спросил Портной.- Форма точно подогнана под содержание, мы своё дело знаем.
-Точно подогнана, говорите?
-Да! А если не нравится, идите и покупайте себе стандартную модель. Вон, в лавке напротив, штабелями уложены.
Я внутренне содрогнулся. В лавке напротив я уже был, и зрелище тысяч безликих среднестатистических тел произвело на меня угнетающее впечатление.
-Ну, всё-таки, знаете, какое-то оно неприглядное. Неудобное с виду.
-Зато основа прочная!- с вызовом заявил Портной.- Удар хорошо держит.
Он взял железный метр и с размаху приложил тело по голове. Что-то хрустнуло.
-Швы разошлись,- заметил я.
-Заштопаю,- с готовностью предложил Портной.- Ничего и видно не будет.
Я молча кивнул. Особо привередничать не приходилось; раз уж выбрал изделие подешевле - терпи. Чуть в стороне рядами стояли надежные, добротные тела из высококачественных материалов - каждое уникальное, индивидуальной подгонки, штучный выпуск. Но мне это было не по карману. Тем более, и кармана-то еще не было.
-Набивка-то хоть хорошая?
-Нормальная набивка,- пожал плечами Портной.- Немножко того, немножко другого. Как обычно.
-А..?
-Да Вы померьте,- предложил Портной.
Я натянул тело на себя и повертелся перед зеркалом.
-Ну как, удобно?
-В плечах узковато,- пожаловался я,- и грудь жмет.
-А живот?- обеспокоенно спросил Портной.
-Живот - нормально. Просторный.
-Это главное,- Портной сразу успокоился.- Ну как, брать будете?
-Буду.
-Очень хорошо,- просиял Портной.- Снимайте, я упакую.
Я снял тело, и Портной ловко сложил его в несколько раз, уложил в конвертик и перевязал голубой ленточкой.
-Старайтесь не мочить его в холодной воде,- предупредил Портной,- оно этого не любит. И на солнце долго не держите.
-Я постараюсь.
-Берегите голову, на всякий случай.
-Хорошо.
-На синие глаза гарантия пять лет.
-В смысле?
-Ну, это уцененная модель. Через пять лет эксплуатации они выцветают, становятся из синих серыми. Да Вы не беспокойтесь, хуже видеть не станете. Только не переутомляйте их, и купите противосолнечные очки.
-Ладно.
-Что еще..? А, неважно. Вот Ваш заказ. Как платить будете?
Я вывалил на прилавок всю наличность. Портной брезгливо скривился.
-Мда... Ну ладно. В конце концов, эти монеты еще в ходу.
Он собрал с прилавка любовь и дружбу, ссыпал в карман позвякивающее здоровье, сгреб, не считая, мелкое и среднее житейское счастье, а несколько жалких ломаных грошей оттолкнул обратно ко мне.
-Сдача.
-Спасибо.
-Пожалуйста.
-Извините... а можно один вопрос?
-Хм?
-Ведь есть же на Земле люди, которые и красивы, и богаты, и счастливы. У них куча друзей, их все любят, им рады в любой компании. Многие из них талантливы и успешны. Чем же они расплачиваются?
-Ах, эти!- засмеялся Портной.- Они заказывают одежду у другого производителя.
Жрак

С чего все началось.

Жена однажды мне сказала: "Если ты такой умный, вот возьми и напиши сказку своим детям. А я к ней нарисую картинки."
Сказку я придумал, но записать поленился, а жена поленилась нарисовать, и так оно и пропало.
Зато с тех пор остановиться не могу.
А та, первая сказка, была примерно такая:

Жил-был на свете волшебник Шимахуз, который все делал только наполовину. Такой уж он был ленивый.
Начнет делать скатерть-самобранку - до второй перемены блюд дойдет, а про компот и закуски позабудет.
Станет превращать лягушку в принцессу - до половины превратит, а дальше так оставит.
И во всем так.
Поэтому люди к нему обращались очень редко, только в самом крайнем случае, да и то потом раскаивались.
А однажды пришел к волшебнику великан и закричал громким голосом:
-Не здесь ли живет волшебник Шимахуз? Шимахуз, волшебник, здесь живет?
Вышел к великану волшебник в одном тапочке и наполовину застегнутом халате.
-Ну, я волше... а что тако...?
-Я - великан Ждыдва. Ждыдва я, великан. Знаменит тем, что все делаю дважды. Два раза все делаю, и этим знаменит. Мне нужны, понимаешь, семимильные сапоги. Семимильные сапоги мне нужны, понимаешь?
-Понима...
-Они теперь в моду вошли, а у меня до сих пор километровые галоши. Километровые галоши у меня, у уже в моде семимильные сапоги. Вот ты мне их и сделай. Сделай мне их.
-Так ведь... только наполови...
-Ну да, я знаю. Знаю я. Ты сделаешь сапоги наполовину, а я зато шагну дважды. Я дважды шагну в сапогах, которые ты сделаешь наполовину. Как-раз один раз и получится, семь миль. Семь миль за один раз получится.
Так и порешили. Волшебник Шимахуз стал делать сапоги-скороходы, и сделал их, конечно, только наполовину. Надел сапоги великан, шагнул - и пропал из глаз.
А под вечер вернулся ползком, весь в грязи, в синяках и без сил.
-Ты что мне подсунул?- зарычал он на волшебника, едва переводя дух и даже забывая повторяться.- У тебя же не два полу-семимильных сапога получилось! У тебя же получился один семимильный сапог, и один простой! Это же мне пришлось вдогонку за своей правой ногой семь миль на одной ножке скакать! Да еще по камням, болотам и оврагам! Вот только дай мне отдышаться, я тебя в лепешку расшибу! Дважды!
Тут волшебник Шимахуз так испугался ,что безо всяких сапог-скороходов убежал за тридевять земель. И с тех пор, говорят, стал все дела делать не наполовину, а на целых семьдесят пять процентов.
А великан Ждыдва потом еще два месяца ходил еле-еле. Он так сбил себе ноги, что мог носить только мягкие стометровые тапочки. И говорить из-за одышки тоже стал медленно, вдумчиво, взвешивая каждое слово. За это другие великаны стали его считать солидным и здравомыслящим, и очень зауважали.
Жрак

(no subject)

Жили-были два сапога, совсем не похожие друг на друга.
Один был огромный тяжелый кирзовый говнодав 46-го размера, к тому же не очень новый.
Другой - изящный дамский сапожок на высоком каблуке и с блестящими штучками по бокам.
Но когда они шли рядом по улице, прохожие оборачивались и говорили: "Ах, какая чудная пара!"
Жрак

Между строк.

Жила. Я точно помню, что жила. Или мне это кажется..? Была как все, или как многие, такая же, но живая. Как все. Самая обыкновенная, ничего особенного. Мечтала, конечно. Завидовала другим таким же, но которым повезло. Они, эти другие, у всех на виду, им все завидуют, они красивые, знаменитые, богатые. Им жить хорошо и интересно. А мне - скучно и серо, хочется большего.
Ну и пришел недобрый волшебник, взмахнул авторучкой, и превратил живую девочку в принцессу. Но деревянную. Куклу-марионетку.
Меня полностью нет, абсолютно всерьез, я не шучу. Я кукла, и я очень красивая кукла. Знаменитая кукла. Мною играют на сцене. Меня научили двигаться так, как я раньше никогда не двигалась, одеваться так, как сама бы никогда не оделась. Меня научили, как надо себя держать, на что обращать внимание, а на что класть с прибором. Мне вылепили новое лицо. Мне сказали, что и как петь. Объяснили, какой у меня должен быть имидж, чтобы я нравилась почтенной публике. Что носить и о чем думать, а лучше не думать вообще. Во всем этом меня не осталось.
Мне завидуют маленькие девочки. Меня хотят большие мальчики. Я об этом мечтала, когда была живой. Но я - кукла.
Никогда не надо доверять недобрым волшебникам распоряжаться своей судьбой.
Я не жалуюсь. Мне не на что жаловаться, что хотела, то и получила. Я даже не плачу по ночам, не думайте! Деревянные куклы не умеют плакать. Они всегда счастливы, голливудская улыбка раз и навсегда врезана в податливое дерево.
Смотрите на меня, слушайте меня, любуйтесь мной!
Я рождена, чтобы делать вас счастливее.
Я джинн в бутылке.
Я сошла с ума.
  • Current Music
    угу... она самая.