Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Жрак

(no subject)

Вспомнил, что у меня, кроме Фейсбука, ещё и ЖЖ есть...
---------------------------------------------------

-О Великий Создатель, ответь ничтожнейшему рабу Своему!
-Отвечаю. Чего надо?
-А это точно Ты?
-Я. Спрашивай, чего хотел.
-Открой, о Великий, сколько неверных я должен ещё истребить, чтобы заслужить милость в Твоих глазах?
-Чё..?!
-Я спрашиваю, сколько неверных...
-Да я слышал, что ты спрашиваешь! Я говорю, чё?!
-Но ведь неверных же нужно истреблять, верно? Во славу Твою? А то чего они...
-Хм. А давай-ка уточним, что именно ты понимаешь под словом "неверные"?
-Все, кто не является истинно верующими! Это же аксиома!
-О-о-о-к-е-ей, а как ты их различаешь?
-Слушай, а ты точно мой Создатель? Он бы таких странных вопросов не задавал.
-А ты мне не сомневайся тут, ты отвечай давай!
-Понял. Неверные есть зло в человеческом обличии, поступки их - мерзость, а слова - ложь и лицемерие. Суть их веры - в извращении Твоих заповедей, их мудрость - в безумии, их достоинство - гнусность, их любовь - блуд, их идеалы - грех. Не к Свету Твоему они стремятся, а к зловонной Тьме, не Храм строят, но вертеп, не радость и жизнь несут в мир, но смерть и разрушение. Рядятся в одежды праведников, и зло называют добром, а добро - злом, и возводят хулу на святое, и превозносят гадкое. Как же их не убивать-то после этого?!
-Ну что-ж, картина ясна...
-Ещё бы! А теперь, возвращаясь к моему вопросу: скольких неверных я должен ещё истребить, о Создатель, чтобы сие зачлось мне как благое деяние? Скольким должен я перерезать их вонючие глотки, чтобы мир стал чище, чтобы Ты остался доволен?
-Знаешь, думаю, одного будет достаточно. И пожалуй, начни с себя.
Жрак

(no subject)

День, когда мы должны умереть - самый большой праздник в нашей жизни. Он весь наполнен радостью и светом, любовью и волнением. Нам совершенно нечего бояться - ведь в этот день мы так или иначе умрём!
Не всем дано знать дату своей смерти. У нашего племени тут преимущество. Завидуйте, если хотите!
День, когда мы должны умереть, тянется почти бесконечно, так он наполнен событиями. Всё, на что другим иногда не хватает целой жизни, можно успеть завершить в этот единственный день. Завести друзей, вдоволь пообщаться, влюбиться, поссориться, получить все мыслимые и немыслимые удовольствия - жизнь добра к нам в наш последний день. Для нас - солнце, для нас - цветы, для нас - бегущие ручьи. Весь мир - для нас!
В день, когда мы должны умереть, мы веселы и беззаботны. Глупо тратить время на бессмысленные переживания, когда ничего не можешь изменить. Радуйся жизни, лови удачу, не думай о будущем! Будущего нет. Этот день - последний.
Никто больше в целом мире не умеет так легко относиться к жизни. Никто не умеет так легко принимать смерть. Никто, кроме нас, не знает наверняка, в какой день умрёт. Это - только наш дар и наше благословение!
Ведь мы - бабочки-однодневки.
Жрак

Разговоры на работе

На нашей фабрике поймали мышь. И понесли всем показывать.
Женщины, конечно, тут же с подобающим случаю визгом разбежались в стороны и стали причитать: "фу, гадость, гадость, уберите!"
Я подошёл, посмотрел.
- Да ну,- говорю,- никакая это не мышь, а землеройка. Она вообще не грызун, а насекомоядное, то есть, считайте, родственник ёжика.
Зверь не стал выглядеть иначе. Но все женщины собрались вокруг и засюсюкали: "ой, какая лапочка, мимими, дайте посмотреть!"
А вы говорите, что в имени...


- Если вдруг нападёт террорист, то я, наверное, так и буду стоять и смотреть, как меня убивают. И пошевелиться от страха не смогу.
- Минуточку. А кто сегодня бегал от мыши по всей фабрике и мне за спину прятался? Ты кого больше боишься, террористов или мышей?
- Мышей, конечно! Я как услышала "ахбар" * - сразу с места сорвалась!
- Ну вот. Услышишь "Аллах ахбар" - тоже с места срывайся.

* на иврите "ахбар" - мышь
psh

Разговоры на работе

-А вот представь, что на тебя нападает террорист, а ты уже ничего не успеваешь сделать? Что тогда?
-Кричи "Аллах акбар!", чтобы на секунду сбить его с толку. Секунда - это очень много.
Жрак

(no subject)

Корабли Перворожденных стояли у самого берега, похожие то ли на серебряных птиц, то ли на мечту. Глеймирфондель-ещё-тридцать-шесть-слогов-эль следил за погрузкой и попутно беседовал со своим маленьким другом, пришедшим его провожать.
-Ты не пойми нас неправильно, Гобо,- говорил Глеймир-как-его-там,- мы вовсе не бежим, поджав хвосты. Нами просто опять овладела жажда странствий, охота к перемене мест. Ничего тут не поделаешь, такова уж наша природа.
-Ну конечно,- недоверчиво ворчал Гобо Сумчатый,- а пророчество о приходе всеобщего Врага тут совершенно не при чём.
-Абсолютно,- кивал головой Перворожденный.- Нас пророчествами не запугать. И вообще, может, оракул ошибся. Они же всегда что-нибудь недоговаривают. Что он там сказал, когда Враг появится? Через сто лет?
-Через семьдесят.
-Ну, разница невелика.
-Для вас, может, разницы никакой, а мне и столько-то не прожить.
-Тем более не стоит беспокоиться, мой мохноногий друг. Тебя уже не будет, а мы будем далеко, пусть уж о Враге думают твои далёкие потомки.
Прозвучал сигнал, и дальний из кораблей, плавно покачиваясь, стал удаляться от земли.
-Мне пора на борт. Скоро наш отчалит.
-Но вы же когда-нибудь вернётесь?
-Нет, не думаю. Знаешь ведь, как это у нас бывает - кажется, прошло лишь три дня, а вокруг за это время выросли леса, реки изменили русла, сменился государственный строй и никто тебя не помнит. Нет, Гобо, боюсь, что ни с тобой, ни даже с твоими потомками нам уже не встретиться.
-Ну давай тогда прошаться, что ли.
Друзья обнялись, и высокий Перворожденный отправился к своему кораблю. А вскоре и корабль вздрогнул, подёрнулся дымкой и быстро унёсся в вечернее небо.
-Вот и всё,- вздохнул Сумчатый Гобо.- Улетели. Трусы.
Ему было горько. И гордые заносчивые диплодоки, и могучие бронтозавры, и мудрые невозмутимые трицератопсы, и даже грозные с виду, но такие душевные тиранозавры - все оказались обычными паникёрами, удравшими перед лицом надвигающейся катастрофы.
-Ладно, обойдёмся без вас. У нас ещё целых семьдесят лет, чтобы успеть приготовиться и встретить Врага во всеоружии!
Гобо огорчился бы куда больше, если бы узнал, что до появления человека оставалось не семьдесят, а семьдесят миллионов лет. Оракулы вечно что-нибудь недоговаривают.

http://mirf.ru/archive.php?show=124
Жрак

(no subject)

-Учитель! Сегодня на рынке я встретил Смерть, и она мне улыбнулась!
-Да ну, ерунда, не бери в голову. Она всем улыбается. Дура потому что.
Жрак

Час расплаты

Из приёмной послышался шум, возня, сдавленные крики, а потом дверь распахнулась, и в кабинет Тёмного Властелина ввалился запыхавшийся молодой человек с чем-то вроде длинного фонарика в руке. Тёмный Властелин поднял взгляд от бумаг.
-Да? Я Вас слушаю.
-Час... расплаты... настал!
-Правда?- удивился Тёмный Властелин и глянул на часы.- Да, действительно... Ну хорошо. Я готов заплатить за свои преступления. Что у Вас там?
-Ты... убил моего отца!- выкрикнул молодой человек и взмахнул фонариком.
Тёмный Властелин не ответил. Некоторое время они помолчали, выжидательно глядя друг на друга. Первым не выдержал Тёмный Властелин.
-Ну?
-Что?
-Это всё?
-Да.
-Блин!- в сердцах воскликнул Тёмный Властелин.- До каких пор меня будут беспокоить по всяким мелочам?! На вот,- он быстро начёркал что-то на официальном бланке, расписался и протянул молодому человеку,- покажешь в бухгалтерии.
-А почему так мало?- возмутился молодой человек.
-По прейскуранту,- отрезал Тёмный Властелин и кивнул в сторону ценника на стене.- Массовые расстрелы - 2500, растление малолетних - 1275, ограбление сиротского приюта - 300 и т.д., сам посмотри. На отцов скидки, два по цене одного. И бесплатный наезд на старушек в подарок от фирмы.
Жрак

(no subject)

Я, наверное, избрал самый странный способ самоубийства. Его даже и самоубийством-то считать нельзя.
Вытащив из почтового ящика сложенный листок, я бегло прочитал текст, хмыкнул, но не выбросил письмо в корзину, а бережно спрятал в бумажник, где никаких других бумаг, кстати, и не было.
Ровно через две недели раздался стук в дверь.
-Кто там?- спросил я, хотя отлично знал, кто.
-Смееерть!- провыли за дверью.- Бугага! Открывать будешь или как?
Я открыл и впустил гостью в дом. Помог снять балахон, повесил его на гвоздик, а ржавую косу поставил в уголок.
-А я думал, Смерть не нуждается в разрешении, и заходит без стука.
-Так то Смерть!- фыркнула гостья.- А я Смееерть. Бугага. Это совсем другое дело.
Я пригляделся. Действительно, на нормальную Смерть моя гостья нисколько не походила. Во-первых, её никак нельзя было назвать Костлявой - вполне себе девушка в теле, упитанная. Да и Безносой, если уж на то пошло... Шнобель такой формы и размера я до сих пор встречал только у трёх женщин. Причём две из них были еврейки, третья - армянка.
-Письмо-то читал?- спросила Смееерть.- Или будешь отпираться?
-Читал,- кивнул я.- И не раз. "Пирипишите и пашлите читырнацати людям и прийдёт ЩАСТЕ а если не пашлёте прийдёт СМЕЕЕРТЬ БУГАГА!"
-Ну вот, я прийшла,- мрачно подтвердила Смееерть.- Бугага. Что, не ждал?
-Ждал,- сказал я.- Четырнадцать дней ждал. Я же знал, что письмо настоящее.
-Так ты что, поверил?!- изумилась Смееерть.
-Конечно. Правда, я надеялся, что ко мне обычная Смерть придёт...
-Надеялся он!- фыркнула Смееерть.- Головой соображать надо. Тебе же прямым текстом всё написано было!
-Да, я об этом тоже подумал. Поэтому на всякий случай купил пирожков и заварил свежий чай. Ты какой больше любишь, индийский или цейлонский?
-Цейлонский...
-Значит, угадал!- обрадовался я.
-А пирожки с клубничным вареньем или с вишнёвым?-спросила Смееерть.
-С клубничным.
-Значит, не угадал,- вздохнула Смееерть.- Я вишнёвое люблю.
-Могу сбегать, магазин ещё открыт.
-Да ну, брось,- махнула пухлой рукой Смееерть.- Съедим.
Мы прошли на кухню, я налил чаю себе и гостье и выложил пирожки на маленькую тарелочку.
-Я всё-же не понимаю,- невнятно пробормотала Смееерть, жуя пирожок.- Зачем тебе Смерть-то понадобилась? Не хватает тебе чего-то или просто жить надоело?
-Тоскливо мне,- признался я.- Вроде ничего особенного, но как-то серо всё, буднично, беспросветно... Счастья в жизни нет.
-Ну так за чем дело стало?- ухмыльнулась Смееерть и взяла ещё один пирожок.- Не хватает тебе счастья? Перепиши письмо четырнадцать раз и разошли разным людям. Ты же сам сказал, письмо настоящее, должно сработать.
-Оно и сработало,- вздохнул я.- Думаешь, я его в первый раз получаю? Переписывал, рассылал, всё как положено...
-Ну и..?
прийшло Щасте. Оно, кстати, больше любит клубничное варенье.
Жрак

Ступица

(конкурс на Массаракше закончился, уже можно выкладывать)


-Ты должен нас пропустить,- сурово говорит ангел, направив в мою сторону пылающий меч.- Наши цели святые, и никто не смеет стоять у нас на дороге.
-Как же, никто? А я?
Ангел пытается заглянуть мне в душу, но эта попытка заранее обречена на провал. Не ему со мной тягаться. Я спокойно встречаю его взгляд и даже улыбаюсь.
-Ты должен понимать, что мы всё равно пройдём,- говорит ангел.- Рано или поздно.
-Но не сегодня,- возражаю я.
-Нас не остановить,- упрямо гнёт своё ангел.- Мы несём всем мир, любовь и истинные ценности.
-А демократию вы, случайно, не несёте?- смеюсь я в ответ.
Ангел хмурится, за его спиной хмурится всё святое воинство.
-Можешь кривляться,- сурово говорит мне ангел,- но тебе не выстоять против нашего священного гнева. Мы пройдём через Ступицу во все семьдесят миров, и распространим повсюду Слово Правды. Что ты можешь нам противопоставить?
-Вот это,- со смехом отвечаю я, и за моей спиной поднимаются в полный рост все грехи мира. Тьма, извлечённая со дна человеческих душ, наполняет силой мой чёрный зазубренный клинок. Неверие служит мне щитом.
-Не надо меня недооценивать,- говорю я ангелу.
Но он, конечно, не меняет своего решения и даёт сигнал к атаке. Силы Света славятся своим упорством и фатализмом. Они безнадёжны. Самые жалкие из моих противников.



Эльф приветливо улыбается мне и машет рукой. Он выглядит слишком юным, хрупким и беззащитным, зелёные обтягивающие одежды подчёркивают нечеловеческую стройность и болезненную красоту его тела. Но этого эльфа не следует недооценивать. Ему уже перевалило за шестую сотню лет, и я помню его ещё по прошлым военным кампаниям... когда же это было? Четыреста, триста и двести двадцать лет назад? Всё никак не угомонятся.
-Может, обойдёмся в этот раз без насилия?- спрашивает эльф.- Просто пропусти нас. Мы не желаем никому вреда.
-Вот как? А чего же вы желаете?
Эльф широко разводит руками, и за его спиной расцветает радуга из живых бабочек.
-Мы несём мир, любовь и простые ценности,- снова улыбается он.- Разве это так сложно понять?
-Да что ж тут непонятного,- хмыкаю я.- Да только без насилия в этот раз не получится. Я вас не пропущу. Возвращайтесь в свои леса.
Эльф печально качает головой. Протягивает руку к ближайшему кусту, и тот сам вкладывает ему в ладонь длинную ветку, мгновенно превращающуюся в изящный, обманчиво тонкий лук. Зелёное воинство выступает из-за деревьев, где секунду назад, казалось, никого не было. Мне в грудь нацелены тысячи стрел.
-Меня этим не проймёшь,- улыбаюсь я, и моя улыбка совсем не похожа на эльфийскую.
Я чувствую, что стрелы наполнены магией Леса. В кустах таятся дикие звери, одурманенные магией Жизни. Магия Земли и магия Родников незаметно подтачивают почву у меня под ногами, чтобы в нужный момент расколоть её глубоким оврагом и похоронить меня в нём. Эльфы выглядят несерьёзно, но их намерения – серьёзнее некуда.
Двести двадцать лет назад я встречал их с простым топором. Сегодня в моих руках бензопила – жуткое, но крайне эффективное орудие. Дети леса ещё не видели его в деле.
-Почему ты не даёшь нам пройти через Ступицу в Семьдесят Миров?- недоуменно спрашивает эльф.- Кому будет хуже, если воздух станет чище, леса гуще, а вода – синее?
На самом деле, со Ступицы есть выход не в семьдесят миров, а в семьдесят два, шесть дюжин. Но я не поправляю эльфа. Во-первых, он не так уж и ошибается, всё-равно два мира мертвы, и мертвы уже давно. А во-вторых, знаю я эти уловки. Эльфы обожают нападать неожиданно, во время разговора, когда противник расслабится и потеряет бдительность.
Поэтому я нападаю первым. За моей спиной взрёвывают двигатели бульдозеров, я слышу лязг холодного железа, чувствую вонь мазута и солярки, и мне становится радостно. Моему миру есть что противопоставить силам природы. Их жалкая магия против тяжёлой техники – кто кого? Смешно даже сравнивать. Бедные эльфы.



-Отойди,- говорит мне древний лич. Армия неупокоенных, которую он ведёт, поражает воображение. Ряды ходячих мертвецов тянутся до самого горизонта, и наверняка продолжаются далеко за ним. Мне всегда было интересно, откуда их столько берётся? И где набирается пополнение? Ведь их мир – голая безжизненная пустыня, в ней уже тысячи лет нет никого живого, и тем не менее каждые пять-шесть лет Повелители Мертвых приводят к Границе новые орды, каждый раз больше предыдущих. По идее, у них давно должен иссякнуть запас костей, которые можно было бы поднять, не говоря уж о свежих трупах. Или они перешли на керамические протезы, а зомби лепят из силикона?
-Мы несём смерть,- без обиняков заявляет лич.- Нас не остановить. Смерти никому не избежать.
-А я и не бегу.
-Тогда отойди. Или присоединяйся к нам.
-Фигу.
Лич смотрит на меня пустыми глазницами.
-Жизнь полна страданий. Мёртвые не страдают.
-Что-то они у тебя не выглядят счастливыми,- с сомнением отвечаю я.
-А ты приглядись. Они всегда улыбаются.
-Мозгов нет - вот и улыбаются,- ворчу я.
Лич невозмутим. Его действительно невозможно вывести из себя.
-Незачем упорствовать,- говорит он.- Смерть – это благо. Это покой. Мёртвые не страдают. Мёртвые не знают сомнений. Мёртвых можно поднять и заставить работать, говорить, творить, и такое существование не будет им в тягость.
-Но не будет и в радость,- возражаю я.
-Ну так не будет,- лич безразлично пожимает плечами.- Мёртвым всё равно.
-А мне – нет,- отвечаю я.
Я не боюсь мертвецов. Чего их бояться? Сколько бы их не было, за моей спиной – тысячелетний опыт сотен религий. Я умею бороться с нежитью. Но что-то сегодня не хочется напрягаться. Даже коса в моих руках – скорее для вида, я не собираюсь ею размахивать. Можно, конечно, освятить тучу и заставить её пролиться дождём на головы мертвецов... чего они там ещё боятся? Огня? Серебра? Осины? Да ну, ни к чему всё это. Всё-равно они обречены.
За моей спиной поднимается солнце.



Орк чудовищно стар. Ему уже лет тридцать, не меньше. Даже стоит он с большим трудом, но всё-таки стоит. Крепкий, упрямый старик. И воины у него все как на подбор – крепкие основательные орки-трёхлетки, здоровые, как молодые бычки. Эта раса взрослеет рано. В год-полтора орк уже вполне взрослый... физически. Что же до умственного развития... не стоит требовать многого от годовалого ребёнка.
Зеленокожие воины в большинстве своём вооружены огромными топорами и неподъёмными молотами, но это скорее дань традиции. Я вижу стрелков с арбалетами (такой величины, что из них, наверное, можно пробить навылет слона), вижу катапульты и баллисты, и даже что-то вроде несуразных броневиков на паровом ходу.
Удивительное дело: орки, которым продолжительности жизни едва хватает на то, чтобы выучить алфавит и таблицу умножения, упорно развивают науку и технику. Пусть примитивную, но всё-таки... Хотя казалось бы, гораздо естественнее для них было бы заниматься природной магией, не требующей большого ума. А те же эльфы, имея уникальную возможность совершенствовать свои знания и навыки хоть тысячу лет, наукой вовсе не интересуются, а тратят свою почти бесконечную жизнь, выращивая цветы да дрессируя единорогов. Странно это всё.
Старый орк мрачно смотрит на меня и тяжело, хрипло дышит.
-Вы тоже хотите пройти через Ступицу?- подсказываю я.
-Да,- отвечает орк,- хотим. Мы будем завоевать все много миров по ту сторону, и везде быть орки.
Ему трудно говорить. Орки вообще говорят мало, а уж складывать правильно предложения умеют считанные единицы. Старый воин не из их числа.
-Вы же понимаете, что я вас не пропущу?
-Мы понимаете,- кивает орк.- Но ты нас не остановить, мы пройти силой.
Он указывает рукой, и я смотрю, как из-за холма выползает чудовищный, невозможный агрегат, рассыпая искры и исходя паром. Вершина инженерной мысли, машина уничтожения. Она огромна, она ужасна, и она действительно очень, очень сильна. Орки могут по праву гордиться. У них есть основания верить в победу. Бедные, бедные наивные орки.
-Мы нести Большую Забабаху!- торжественно провозглашает старый орк.- Ты уступить!
Я печально качаю головой и достаю атомную бомбу.
-Моя Большая Забабаха круче вашей.



Демон рогат, мускулист и обольстителен.
-Открой нам проход,- говорит он,- и мы не останемся в долгу. Наши возможности велики, ты не прогадаешь.
О да, я знаю, какими возможностями располагают демоны. Они и правда велики, спору нет. Я не куплюсь, конечно, но почему бы не поторговаться, ради интереса?
-И что же я с этого буду иметь?
Демон начинает перечислять. Выбор действительно завораживает. Любой бы клюнул. Но только не я.
-А что с этого будет иметь Ступица?
Демон морщится, ему непонятен мой альтруизм. Но ему волей-неволей приходится со мной считаться. Я монополист. Проходы в другие миры сходятся к Ступице, как спицы колеса. Единственный путь экспансии – здесь, и охраняю его я. Драка, конечно, будет, но потом, если не получится договориться миром. А если получится – будет уже не драка, а вероломное нападение в спину. Предательство у демонов в крови... или что там у них вместо крови? Давать обещания все горазды. А выполнять не любит никто.
-Мы несём правильные ценности,- говорит демон.- Свободу и вседозволенность. Раскрепощённость. Наслаждение жизнью и простыми радостями бытия.
Я обвожу взглядом демоническую армию. Всё так, не поспоришь. Будет и вседозволенность, и раскрепощённость, и простые радости. Встретив мой взгляд, томно потягиваются суккубы, принимая максимально соблазнительные позы. Зря стараются, чертовки. Они в любой позе хороши, дальше некуда.
-Вынужден отклониить ваше предложение,- говорю я.
За моей спиной распахиваются белоснежные крылья, сотканные из всего хорошего, что есть в человеке. Закон и порядок карающим мечом ложатся в мою десницу. Культурные ценности покрывают тело непробиваемой бронёй.
Я сумею противостоять армии демонов. Этой жалкой нечисти меня не одолеть.


Ступица – всего лишь крохотный беззащитный мирок, окружённый шестью дюжинами агрессоров, мечтающих вцепиться в глотку друг другу. Но у этого мира есть я. Пока я на страже, враг не пройдёт.
Я сам, когда захочу, несу своему миру покой и страдание, жизнь и смерть, правду и заблуждения, простые радости и истинные ценности, закон и анархию, демократию и большую забабаху.
Это – моя игрушка! И только моя!
Ктулху

(no subject)

Всё-таки человеческой наглости нет предела, по опредлению.

Моя жена на сегодняшний день исполняет обязанности управдома (потому что никому другому неохота). Утром кто-то нехороший пришёл и повыдергал перед домом все цветы из горшков. Старательно, с корнями, раскидав землю вокруг. Не то чтобы это была такая уж большая потеря, но противно как-то... Просто бессмысленный вандализм.
Оказалось, нет. Звонит мальчик.
-Это я выдернул ваши цветы. Но я не хулиганил, ни-ни! Я вам другие посажу, ещё лучше! Не бесплатно, конечно, по 20 шекелей с квартиры.
Замечу в сторону, что рассада герани стоит всего 6 шеккелей, но это так, мелочи.
Что ответила деловому мальчику моя жена, я здесь приводить не буду.

З.Ы. Ну что-ж, проверили, ЖЖ работает, ленту со второй-третьей попытки посмотреть можно, пост тоже прошёл... Комментировать тоже даёт, вот только почему-то каждый раз спрашивает логин и пароль. Хорошо, что я их недавно менял и на бумажке записал, а то ведь забыл уже.

З.З.Ы. Работает. Не работает. Работает. Не работает...