Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Жрак

(no subject)

У нас в лесу с недавних пор
Организован птичий хор.
В нём только лучшие певцы:
Еноты, кролики, песцы.
Солист, конечно же, медведь
(Ему поди не дай попеть!).
Кабан - художественный свист
(Поскольку гей и активист).
Гадюка тоже - как не взять
(Безногая. Цветная. Мать)!
А фонд поддержки певчих птиц
Порекомендовал куниц.
Есть волки, ёжики и лось.
Лишь птицам места не нашлось.
Для них, порхатых, нету квот!
Вот!
Жрак

(no subject)

Свинья валялась в грязной луже на полу, меланхолично похрюкивая, а вокруг стояли добрые люди и ужасались.
-Бедная свинка! Вы посмотрите, какой у неё несчастный вид!
-На улице лето, солнышко, травка, птички поют, а она? Она вынуждена жить в вонючем свинарнике, есть помои, спать в дерьме! Ах, бедняжка!
-Как можно вот так издеваться над животным? Что за ужасные условия существования! А ведь она тоже всё-всё чувствует, у неё ведь тоже наверняка есть свои мечты, свои желания...
Свинья же, лениво дёргая ухом на назойливые разговоры вокруг, лежала и мечтала о своём: "Эх, вот бы было здорово весь этот мир превратить в один большой вонючий свинарник..!"
Жрак

(no subject)

Давным-давно, ещё в прошлой жизни, когда участвовал в литературной игре на одном форуме, написал песенку про пирата. Ну как написал... мой персонаж написал, я тут не при чём. Песенка была выложена на игровом форуме для общего доступа, но потом произошло всякое, сервер рухнул, проект закрылся, игра прервалась, тексты пропали.
Попробую восстановить по памяти как можно ближе к оригиналу.

На свете жил один пират,
Теперь таких уж нет -
Одной рукой топил фрегат,
Одной рукой - корвет.
Одною левой, не спеша,
Топил он галеон -
Не потому что был левша
(хотя, возможно, был левша),
А просто был пижон.

Был у пирата какаду,
Он знал сто тысяч слов,
И танцевать умел на льду,
И мог пасти коров,
Варил обед на шесть персон
И вёл по звёздам шлюп -
Не потому что был умён,
А потому что был пижон
(Но кстати, да, неглуп).

Однажды шторм перевернул
Корабль без причин.
Но наш пират не утонул,
И ног не промочил.
Не потому что так суров,
А просто в пору ту
Устав от мачт и парусов,
Напившись пивом до усов,
Лежал на пляже без трусов
Под сенью пальм и кактусов,
И не был на борту.

Пират кокосы собирал,
Охотился на лам.
А попугая отослал
Куда-то по делам.
Он этот отпуск проводил
Не хуже королей:
В охоту ел, в охоту пил,
Куда хотел, туда ходил,
И вот однажды угодил
В засаду дикарей.

Они, имея перевес
Сто сорок к одному,
С дубинками наперевес
Приблизились к нему.
Их вождь имел двенадцать жён
И звался Грозный Лев -
Не потому что был силён,
Не потому что был умён,
Не потому что был пижон
(Хотя и правда был пижон) -
А потому что шеф.

"Послушай, белый господин,-
Промолвил папуас.-
Мы всё-равно тебя съедим,
Но где-то через час.
Сначала надо нам решить,
Варить тебя или тушить,
А может, в кашу покрошить,
Или сварить харчо?
Запечь, завялить, засушить?
Какие травки положить?
Ты можешь что-то предложить?"
Пират ответил: "Чо?..

Я вообще ни в зуб ногой,
Что ты сказал, старик.
Быть может, выберешь другой
Какой-нибудь язык?
Спик Инглиш, чёрт тебя дери,
По-эскимосски говори,
По-португальски шпарь!
Я знаю только эти три."
И с сожаленьем дикари
Подумали: "дикарь!"

Пират бы мог попасть в беду
(И племя - вместе с ним),
Но тут вернулся какаду
Со шлюпом запасным.
Привёз он в трюме ценный груз
Из всякой ерунды:
Стеклянных зеркалец и бус,
Цветных рейтуз на разный вкус,
И маринованных медуз,
И огненной воды.

Он судно к берегу подвёл
И сам пришвартовал.
И всё, что надо, перевёл,
И всё растолковал.
Он был лингвист и полиглот,
Он быстро взял их в оборот,
Он агитировал народ
Виденьем славных дел.
Кричал "Пиастры!" и "Вперёд!"
И дикари, разинув рот,
Переглянулись: "Во даёт!"
И старый вождь разинул рот,
И сам пират разинул рот,
И тоже обалдел.

Прошла неделя или две,
А может даже три.
И с попугаем во главе
Отплыли дикари.
Туда, где шторм, и абордаж,
И зюйд-зюйд-вест, и такелаж -
Романтика морей!
О, эти дивные слова,
От коих кругом голова
Пошла у дикарей!

А сам пират остался там,
Где пальмы и песок.
Купался в море, бил в тамтам
И пил фруктовый сок.
Ведь может человек чуть-чуть
На море летом отдохнуть
От выстрелов и пуль?
Зачем ему творить разбой,
Раз всё идёт само собой,
И в двух шагах шумит прибой,
И на дворе июль?

Пока герой под пальмою лежит-
Работа никуда не убежит.
Жрак

(no subject)

Сидит на ветке кукушка и кукует.
Проходит мимо человек.
-Кукушка, кукушка, сколько мне лет осталось?
-Ку-ку.
-Всего два года?! О нет! Почему так мало? Как мне жить теперь, в ожидании скорой и неизбежной погибели? Уж лучше сразу застрелиться!
И застрелился.
Проходит другой человек.
-Кукушка, кукушка, сколько мне лет осталось?
-Ку-ку.
-Чё, правда? То есть, я ещё аж два года точно не помру? Класс! А ну, проверим...
Приставил пистолет к виску и спустил курок. Тоже, натурально, застрелился.
Идёт третий человек.
-Кукушка, кукушка, сколько мне лет осталось?
-Ку-ку.
-Врёшь ты всё, кукушка, безмозглая птица! Вот, смотри, я тебе докажу!
И тоже застрелился. Доказал.
Идёт четвёртый человек.
-Кукушка, сволочь, ты где?! Из-за тебя, паскуды, столько хороших людей погибло! Это ты во всём виновата! А ну покажись, порешу гадину!
-Ку-ку...- сказала кукушка, и её тут же застрелили.
А не кукуй!
Жрак

(no subject)

Корабли Перворожденных стояли у самого берега, похожие то ли на серебряных птиц, то ли на мечту. Глеймирфондель-ещё-тридцать-шесть-слогов-эль следил за погрузкой и попутно беседовал со своим маленьким другом, пришедшим его провожать.
-Ты не пойми нас неправильно, Гобо,- говорил Глеймир-как-его-там,- мы вовсе не бежим, поджав хвосты. Нами просто опять овладела жажда странствий, охота к перемене мест. Ничего тут не поделаешь, такова уж наша природа.
-Ну конечно,- недоверчиво ворчал Гобо Сумчатый,- а пророчество о приходе всеобщего Врага тут совершенно не при чём.
-Абсолютно,- кивал головой Перворожденный.- Нас пророчествами не запугать. И вообще, может, оракул ошибся. Они же всегда что-нибудь недоговаривают. Что он там сказал, когда Враг появится? Через сто лет?
-Через семьдесят.
-Ну, разница невелика.
-Для вас, может, разницы никакой, а мне и столько-то не прожить.
-Тем более не стоит беспокоиться, мой мохноногий друг. Тебя уже не будет, а мы будем далеко, пусть уж о Враге думают твои далёкие потомки.
Прозвучал сигнал, и дальний из кораблей, плавно покачиваясь, стал удаляться от земли.
-Мне пора на борт. Скоро наш отчалит.
-Но вы же когда-нибудь вернётесь?
-Нет, не думаю. Знаешь ведь, как это у нас бывает - кажется, прошло лишь три дня, а вокруг за это время выросли леса, реки изменили русла, сменился государственный строй и никто тебя не помнит. Нет, Гобо, боюсь, что ни с тобой, ни даже с твоими потомками нам уже не встретиться.
-Ну давай тогда прошаться, что ли.
Друзья обнялись, и высокий Перворожденный отправился к своему кораблю. А вскоре и корабль вздрогнул, подёрнулся дымкой и быстро унёсся в вечернее небо.
-Вот и всё,- вздохнул Сумчатый Гобо.- Улетели. Трусы.
Ему было горько. И гордые заносчивые диплодоки, и могучие бронтозавры, и мудрые невозмутимые трицератопсы, и даже грозные с виду, но такие душевные тиранозавры - все оказались обычными паникёрами, удравшими перед лицом надвигающейся катастрофы.
-Ладно, обойдёмся без вас. У нас ещё целых семьдесят лет, чтобы успеть приготовиться и встретить Врага во всеоружии!
Гобо огорчился бы куда больше, если бы узнал, что до появления человека оставалось не семьдесят, а семьдесят миллионов лет. Оракулы вечно что-нибудь недоговаривают.

http://mirf.ru/archive.php?show=124
Жрак

(no subject)

Сначала - цитата.
И. Зверев, "Второе апреля" (кстати, очень рекомендую прочесть)

-- А.М.Горький, 1868-1936, -- торжественно сказала Людмила и осмотрела
сквозь свои толстые очки всех ребят, словно бы ожидая чего-то. Ребята знали,
чего ей надо, и сделали вдохновенные лица, как на фотографии "Встреча
московских писателей с коллективом завода "Каучук".
-- "Песня о Буревестнике", -- продолжала она еще торжественнее и,
немного полистав книгу, нашла нужную страницу:

Над седой равниной моря
ветер тучи собирает.
Между тучами и морем
гордо реет буревестник,
(сложное слово, между прочим, мы уже проходили)
черной молнии подобный.

Дочитав до конца, она сказала:
-- Достаньте тетрадочки и запишите:1) чайки -- интеллигенция, которая
не знает, к кому ей примкнуть; 2) гагары -- существа, боящиеся переворота,
мещане; 3) волны -- народные массы; 4) гром и молния -- реакция, которая
пытается заглушить голос народа; 5) пингвины -- буржуазия; 6) Горький --
буревестник революции. Записали? Положите ручки. Калижнюк, ответь нам: кто
такие чайки?
Коля лениво выбрался из-за парты, подумал, покряхтел:
-- Ну, они, эти, ну, которые культурные...
-- Ты хочешь сказать, интеллигенция? Правильно, садись.


Когда я вслух прочитал жене до этого места, она перебила:
-Нет, неправильно. Точно помню, нас в школе учили, что интеллигенция - это гагары.
Жрак

(no subject)

Мачеха с кривой усмешкой вылила воду из двух ковшей и тщательно перемешала носком башмака.
-К вечеру отделишь одну воду от другой,- сказала она.- А потом вот,- она протянула пакет с семенами,- посадишь, польёшь, вырастишь и соберёшь урожай с каждого! И не забудь про птиц!
Золушка только вздохнула: "Хорошо..."
-Так, что ещё...- в задумчивости нахмурилась мачеха.- Про купол сказала, про источники света сказала, про небо и землю тоже, про птиц, зверей и гадов морских... вроде всё. И сроку тебе неделя. Но конечно, если сумеешь управиться за шесть дней,- тут мачеха позволила себе ещё одну насмешливую улыбочку,- то в день седьмой можешь отдохнуть от трудов своих. А нам пора на бал. Счастливо оставаться.
Жрак

686 мир

В день первый обозначил Мазукта фронт работ и сказал, что это хорошо и вполне достаточно для первого дня.
В день второй Мазукта отдыхал.
В день третий Мазукта отдыхал.
В день четвёртый Мазукта пересмотрел фронт работ и снова отдыхал.
В день пятый Мазукта твёрдо решил, что начнёт работать в день шестой.
В день шестой Мазукта передумал и продолжил отдыхать.
В день седьмой, во второй половине дня, сотворил Мазукта небо и землю, светила великие и малые, гадов морских и птиц небесных, траву и деревья, моря и горы, а в последний момент - человека и женщину к нему в пару, и почти всё успел сделать почти в срок и даже почти хорошо. Уж как получилось.
Ктулху

(no subject)

Демиург подвёл человека к выходу из райских кущ, распахнул перед ним дверь и подтолкнул в спину.
-Иди.
-Я не понял!- взвился человек.- Чё за наезд? Я запретов не нарушал, и от этой грёбаной яблони плодов не ел, могу побожиться!
-Плодов не ел,- кивнул демиург,- а зачем слово неприличное на коре вырезал?
-А чё, нельзя, что ли?
-А слона зачем обидел? А лосю морду набил? Мартышку пошто обесчестил? Траву истоптал, деревьев наломал без счёта, и ладно бы по делу, а то пустой забавы ради! Реку изгадил, птиц пугал, мухам - и то крылышки оборвал! Зачем?!
-Ну а чё такое-то? Можно ведь!
-Совесть надо иметь, вот чё! Проваливай с глаз моих. Мне тут теперь после тебя уборки на шесть тысяч лет, а то и боле!
Демиург пнул человека в зад, метким пинком отправляя на землю.
Человек встал, сплюнул набившуюся в рот грязь, погрозил небу кулаком и пошёл искать какого-нибудь лося, чтобы сорвать на нём незаслуженную обиду.